Большой топонимический словарь Крыма
Вернуться на портал "Киммерия"

 


 

Крымские путешествия - Советы по подготовке к турпоходу

 

 Общественно-полезная работа в путешествии (03)

начало::назад::страница_37::дальше

Спустя много лет я прочитал в статье Героя Советского Союза доктора технических паук космонавта К. П. Феоктистова такие строки: "Я убежден, что готовясь к плаванию на своих каравеллах, Христофор Колумб в какой-то степени втирал очки королю и королеве, когда говорил о заокеанских сокровищах... Он просто искал и хотел найти нечто новое. Любознательность, любопытство были и остаются одним из важнейших рычагов человеческого прогресса..."

А тогда... тогда мы разошлись взвинченными и злыми, непонятные и не понявшие, обиженные, растревоженные. И лишь через несколько дней, поостыв и поразмыслив, поняли: нет! Чувствовать себя неполноценными мы не хотим и не станем. Задания, которые нам предлагали, становились внутренней потребностью, вопросом личного престижа. "История с географией" заставляла искать пути к новым знаниям. Вовик, недавно прочитавший "Золотого теленка", мрачно шутил: "История с географией, зоологией, ботаникой, этнографией, бюро добрых услуг, а также всем, что понадобится впредь". Но, натолкнувшись на мой укоризненный взгляд, торопливо добавил: "но на фоне неиссякаемого энтузиазма".

Вот так и начался этот поход — "на фоне неиссякаемого энтузиазма". И проходил он на высокой радостной ноте. Поход оказался достаточно сложным. И хотя сам маршрут был прост (на острове сглаженный сопочный рельеф, нет непроходимых болот и опасных переправ), но непрерывная и напряженная работа потребовала от всех значительных физических и моральных усилий. Мрачный юморист Вовик говорил: "Общественно полезная деятельность — это когда всегда есть работа и когда не хватает времени".

Исключительное дружелюбие и помощь жителей острова в значительной степени облегчили нам выполнение намеченной программы. Материалы метеорологических, фенологических и гидрологических наблюдений нам любезно предоставили работники полярной станции. Более того, пока мы совершали свой маршрут, полярники собрали для нас достаточно полный гербарий. Материалы по гельминтозам и зараженности оленей подготовил ветеринар местного оленьего стада. Пастухи, кочевавшие в северо-восточной части острова, собрали для нас много радиолы розовой. И так далее, и так далее...

Естественное желание отвечать добром на добро подстегивало и нас. Мы починили все поселковые транзисторы, заменили и укрепили электропроводку в клубе и медпункте, наново оформили в школе "Уголок первоклассника", помогли полярникам укрепить основную антенну и леера на метеоплощадке. Словом, те пять дней, в течение которых мы находились в поселке Бугрино, были развернутой работой "Бюро добрых услуг". Пришлось даже лудить посуду и чинить ружья.

Но иногда в нашем трудовом энтузиазме случались и казусы. Однажды Сережа предложил провести политинформацию. Председатель поселкового совета решительно пресек эту инициативу: — Не надо! Вы не к туземцам приплыли. Мы читаем те же газеты. Слушаем радио. Предлагаю другое, сейчас живете в поселке, потом пойдете в поход, увидите наши угодья, пастбища. Если вы свежим глазом обнаружите какие-то недостатки или новые возможности для хозяйства, тогда — милости просим! Приходите на собрание, расскажете, спасибо вам скажем!

Предложение председателя смутило Сережу — ну что, в самом деле, мы, городские жители, можем дельного подсказать потомственным охотникам, рыбакам, оленеводам? Мог ли Сережа предположить, что мысль руководителя островного совета будет совершенно неожиданно реализована?

Повод для разговора на собрании был случайно обнаружен в день выхода на маршрут, и потому мы отложили выступление в клубе на конец похода. И, как потом оказалось, поступили правильно. А дело было вот в чем.

Обычно весной ненцы, коми, чукчи, да и вообще все народы Севера отлавливают в тундре гусей-сеголеток (чаще всего самочек) и держат их на привязи у чумов или домов, подрезая им крылья и постепенно приучая к человеку. В каждом северном поселке или стойбище можно увидеть эти забавные пушистые комки. Осваиваясь, они щиплют и отгоняют даже собак-лаек. Когда гусята подрастают, их берут с собой на охоту в качестве подсадных. Это широко распространенный, едва ли не самый популярный вид охоты на Севере. Одна из наших девочек, Люба, заметила на лапе одного из гусят колечко. Подняла шипящего птенца, рассмотрела колечко — и стремглав ко мне:

— Борис Семенович, я видела гусенка, окольцованного в Норвегии!
— Гусенка? - Да!
— Этого не может быть!
— Пойдемте.

Пошли. Действительно, из надписи на колечке явствует, что его обладатель, самец, окольцован в Норвегии два года тому назад. Но этого же не может быть! Это все равно, что наличие паспорта у грудного младенца.

Пытаемся выяснить ситуацию у владельцев гусенка. И натыкаемся на странное явление: еще вчера любезные и гостеприимные, сегодня они намертво забыли русский язык. Все наши попытки объясниться натыкаются на виноватое молчание, мол, извините, но не понимаем, чего хотите. Неизвестно, чем бы закончился наш маловразумительный диалог, но прибежал Вовик и сообщил, что несколько ненцев на лодках идут сейчас в устье Песчанки и согласны забросить нас к началу маршрута.

начало::назад::страница_37::дальше

на верх страницы - на главную


   


Вернуться на портал "Киммерия"

© KWD 2002-2017 (при использовании материалов активная ссылка на сайт обязательна)
Администратор сайта - kimmeria@kimmeria.com

Яндекс цитирования