----- на Главную -----

Как доехать? ---------
-- поезд или самолёт
---------- через границу
Феодосия -------------
---- природа юв крыма
----- история 2500 лет
-------- морские пляжи
----------- музеи города
------------- архитектура
--------------- памятники
------------ экскурсии
------ известные люди
---- схемы транспорта
Старый Крым ---------
------ в горной долине
------ 22 версии имени
------- долгая история
------------ экскурсии
----- комплекс музеев
-- монастырь сурб-хач
Коктебель ------------
--- природа предгорья
-------- вулкан кара-даг
---------- голубой залив
--------- пляжи посёлка
------------ экскурсии
--- история поселения
---- кириенко-волошин
-------- вина коктебеля
Орджоникидзе -------
------ красота пейзажа
----------- выбор пляжа
------------ экскурсии
----- элементы сервиса
Курортное ------------
Береговое ------------
Приморский ----------

Другой Крым ---------
----------- сурож-сугдея
------------ эски-кермен
----------------- эчки-даг
Топонимика ----------
Чёрное море ---------
Азовское море ------
Деревья Крыма -----
Легенды Крыма ------

Книжная полка ------

 

Литературная критика творчества Александра Грина


Романтический мир Александра Грина
В поисках пути часть 2

01::02::03::04::05::06

Грин резко ощущает неустроенность общества, но вместе с тем не объясняет ее, не доходит до классовых ее корней, а просто показывает, какой вопиющей темнотой, убожеством, жестокостью наполнена жизнь, как исковерканы в ней человеческие отношения. Его герой может умереть от одних только мыслей о «всей загвоздке смерти и жизни» («Мат в три хода»), ибо выхода отсюда не видно. Позиция писателя имеет чисто негативный характер, а та мечта, которой он наделяет своих действующих лиц, облекается в формы пассивной маниловской мечтательности. Ерошка, например, в одноименном рассказе «носил в сердце мечту о новом сыне, прекрасном, как Иван-царевич, в лаковых сапогах, удачливом и навсегда освободившемся от забитой деревенской жизни, с ее непосильной работой и смертельной тоской» (1, 199), а Пыжиков — об «отличной великосветской сигаре», «обладании дамой в белом пледе» и собственном замке.

Персонажи реалистических произведений Грина были мелки и не годились в герои, а фон, обстановка действия, ситуации, несмотря на внешнее многообразие, не складывались в широкую, типическую картину действительности. На страницах рассказов то и дело мелькали провинциальные городишки, в значительной мере повторяющие обывательскую Вятку, где писатель провел детство и юность. Об одном из них герой «Далекого пути» с нескрываемым презрением повествовал:

«Город, в котором я жил с семьей, был страшен и тих. Он состоял из длинного ряда домов мертвенной, унылой наружности — казенных учреждений, тянувшихся по берегу реки от белого, с золотыми луковками, монастыря до губернской тюрьмы; два собора стояли в центре базарных площадей, замкнутых четырехугольниками старинных торговых рядов с замками весом до двадцати фунтов. На дворах выли цепные псы. Малолюдные мостовые кое-где проросли травкой. Деревянные дома, выкрашенные в серую и желтую краску, напоминали бараки умалишенных. Осенью мы тонули в грязи, зимой — в сугробах, летом — в пыли» (2,321).

--

Иногда эти зарисовки сменялись изображением «каменных громад шумного города» («В Италию»), который безучастно «катит людские волны и ослепительно сверкает вывесками ресторанов, в то время как в его джунглях городовые обкладывают погоней политического преступника, а террористы бросают бомбы в кареты с высокопоставленными лицами. Здесь жили «судорожной, грошовой, ломаной жизнью», здесь «цветы шляп женщин бросались в глаза более, чем неживые лица («Четвертый за всех»), здесь «профили, прикрытые котелками», «настойчиво изучали дамские корсеты» («Марат»), истекая похотливой пошлостью. Не лучше выглядела и деревня, нищая, убогая, с «худыми курами, двумя-тремя парами свиней, бродящих у околицы» и печальными, на все готовыми мужиками, у которых «от нужды великой» уже «терпенья... нет» («Заслуга рядового Пантелеева»).

Куда бы ни переносил автор действие — на хмурый простор «серой, длинной воды» крайнего севера России («Ксения Турпанова») или в густей, таинственный уральский лес («Кирпич и музыка»), в купе вагона третьего класса («Рука») или на палубу речного пароходика («Пассажир Пыжиков») — отовсюду веяло на читателя холодом безысходной тоски и отчаяния.

Вместе с тем отчаяние Грина порождалось именно общим гуманистическим пафосом ею мировосприятия, болью за «униженных и оскорбленных». В пору нового революционного подъёма в творчество писателя начали проникать бодрые, жизнеутверждающие мотивы. Примечателен в этом отношении рассказ «Зимняя сказка» (1912), изображавший жизнь политических ссыльных на дальнем Севере. Ссыльными были те, кто бросал бомбы в «Шапке-невидимке»,— неудавшиеся герои в их закономерной эволюции. В «Ксении Турпановой» Грин характеризовал одного из подобных «героев» так: «Под идеалами он подразумевал необходимость борьбы за новый, лучший строй. Но представления об этом строе и способах борьбы за него делались у Турпанова с каждым годом все более вялыми и отрывочными, а остальные... даже избегали говорить об этом, как живописцы не любят вспоминать о недоконченной, невытанцовавшейся картине» (2, 123). Однако тема «революционеров на покое» здесь не была развита — ее вытеснил любовный конфликт. Для «Зимней сказки» она стала главной.

Грин беспощадно обрисовал атмосферу позорного бездействия и безволия, «сплетен, выносимой на показ дряблости, мелочной зависти, уныния, остывших порывов и скуки» (2, 266). Но содержание рассказа не замыкалось в рамки критического очерка — в нем появился намек на изображение революционера подлинного, встреча с которым для ссыльных обывателей подобна лопате снега, брошенной в лицо сонному. И слова этого человека, бегущего из ссылки на шестой день, звучали обещанием грядущих перемен: «... мы проснемся, честное слово, надо проснуться... Будем... открыто смотреть... пылко любить, яростно ненавидеть... подлости отвечать пощечиной, благородству — восхищением... Тело из розовой стали будет у нас...» (2, 270).

Реалистического образа настоящего революционера, человека, принципиально отличающегося от героев «Шапки-невидимки», Грин так и не создал; изображенные им в последующих произведениях люди с «телом из розовой стали», сумевшие осуществить начертанную в «Зимней сказке» программу, оказались людьми совершенно иного измерения.

Принято видеть в «Шапке-невидимке» решение реалистических задач, причем решение сугубо злободневное. В сущности, из подобных предпосылок исходят сторонники прямо противоположных взглядов. Вл. Россельс полагает, что «в русской литературе нет более яркого и правдивого изображения эсеровщины». Герой этих рассказов представляется ему «русским обывателем — мещанином и мелкобуржуазным интеллигентом» («Литературное наследство», т. 74. Из творческого наследия советских писателей. М., 1965, стр. 632, 636). По мнению Н. П. Изергиной, «все рассказы Грина, включенные в «Шапку-невидимку», носят «агитационный характер» и воспевают людей «мужественных, бесстрашных, благородных» («Уч. зап. Кировского пед. ин-та им. В. И. Ленина», вып. 20, 1965, стр. 87). Думается, однако, что Грин не имел прямого намерения ни разоблачать эсеров (кстати, один из самых разоблачительных рассказов этого плана, не вошедших в сборник,— «Третий этаж» — он простодушно посвятил впоследствии сво-ему политическому наставнику, эсеру Н. Я. Быховскому), ни, тем более, воспевать революционеров. «Шапка-невидимка», безусловно, отразила разочарование писателя в эсерстве, но само это разочарование было одновременно и причиной, и следствием гораздо более широкой эволюции мировоззрения Грина.

на верх страницы::литературная критика::музей грина::на главную


Поиск по сайту Киммерия


Александр Грин: коротко о главном

Залы музея Александра Грина

Каюта странствий - юность Грина

Клиперная - начало пути писателя

Ростральная - "Алые паруса"

Каюта капитана - Грин в Феодосии

Последняя повесть писателя

Корабельная библиотека::01::02

Музейная деятельность

Фильмография

Выставочная деятельность




© KWD 2002-2017 (при использовании материалов активная ссылка на сайт обязательна)
Администратор сайта - kimmeria@kimmeria.com - тематические ресурсы
- тематические статьи

Яндекс цитирования