----- на Главную -----

Как доехать? ---------
-- поезд или самолёт
---------- через границу
Феодосия -------------
---- природа юв крыма
----- история 2500 лет
-------- морские пляжи
----------- музеи города
------------- архитектура
--------------- памятники
------------ экскурсии
------ известные люди
---- схемы транспорта
Старый Крым ---------
------ в горной долине
------ 22 версии имени
------- долгая история
------------ экскурсии
----- комплекс музеев
-- монастырь сурб-хач
Коктебель ------------
--- природа предгорья
-------- вулкан кара-даг
---------- голубой залив
--------- пляжи посёлка
------------ экскурсии
--- история поселения
---- кириенко-волошин
-------- вина коктебеля
Орджоникидзе -------
------ красота пейзажа
----------- выбор пляжа
------------ экскурсии
----- элементы сервиса
Курортное ------------
Береговое ------------
Приморский ----------

Другой Крым ---------
----------- сурож-сугдея
------------ эски-кермен
----------------- эчки-даг
Топонимика ----------
Чёрное море ---------
Азовское море ------
Деревья Крыма -----
Легенды Крыма ------

Книжная полка ------

 

Литературная критика творчества Александра Грина


Поэзия и проза Александра Грина
Под Алыми парусами часть 2

01::02::03::04::05::06::07::08::09::10::11::12::13::14::15::16::17::18::19::20::21

Вечная тема решается вот в каком аспекте: искусство и люди. Берутся крайние позиции. Позиция первая: искусство, захватанное жадными руками, искусство как предмет купли и продажи. Лейтер продает с аукциона произведения искусства. «У его левой руки, меняя форму и силу, сверкала вечная человеческая душа, выраженная художественным усилием. Она появлялась, исчезала и появлялась вновь с номером на лице. Картина, статуя, вышивка, гобелен, бронза, камея, этюд, рисунок, медальон, бюст — и каждый раз в каждом творении Лейтер находил немного себя, тотчас продавая это немногое тем, кто владел силой зажать рот чужому желанию безнадежным холодом высокой цены» (4, 276).

Происходит преступление против человека, и Лейтер, на свою беду имевший «второе внутреннее лицо», сходит с ума. «Я имею сказать,— захрипел Лейтер,— что этот рисунок должен быть куплен безусловно по цене небесной зари» (4, 277). Парадокс: сумасшедший мыслит правильно, здравомыслящие же покупатели искусства отмечены «всеми оттенками идиотизма» (4, 277). Торговец минералами, как говорил Маркс, видит в них только денежную стоимость, но не красоту минералов. Сомневаться не приходится: речь идет о буржуазном обществе и его отношении к искусству, о враждебности искусства и капитализма. Позиция вторая много сложней: искусство само по себе, искусство без людей. Внезапно выздоровевший Лейтер в глухом лесу вдали от людского жилья находит скульптурную группу, изображающую молодых женщин. «Общее выражение их порыва было подобно звучному веселому всплеску, овеянному счастливым смехом».

Грин так описал скульптурную группу, что нельзя не согласиться с ним, — да, прекрасное, человечное искусство, чудо. Скульптура создана много лет назад, но настоящее искусство не стареет, и «ничто не говорило о древности самих ваяний, в них чувствовалась нервная гибкость и сложность новых воззрений, мрамор был бел и чист, на медной доске чернел крупный курсив; «Я существую — в силе, равной открытию». Говорят: настоящее искусство — всегда открытие. Безвестный ваятель сделал буквальным свое творение: человек должен открыть его в действительности. Мраморная группа имеет смысл сама по себе, но каков смысл искусства без человека? Ведь практически лишь одинокий бродяга раз в сто лет может очутиться в столь диких местах. Вернувшись к людям, Лейтер пробует рассказать о своей находке. Никто не верит ему, и он постепенно перестает говорить об этом.

Название рассказа «Белый огонь», надо полагать, расшифровывается в смысле «светит, но не греет». Искусство без человека, не для человека — неполноценно, не имеет смысла. Конечно, оно «лучше», чем то, «ощупываемое грязной ладонью художественной похоти», но ни то, ни другое не может принести радости человеку, оставаясь холодным «белым огнем». Разумеется, Грин здесь Америк не открыл — спор о прекрасном и его отношении к человеку идет со времен Сократа, но наверное ни один из старых писателей, становясь в ряды советской литературы, не прошел мимо этого вопроса, решая все для себя как бы с самого начала. Рассказ-теорема «Белый огонь» важен был прежде всего для самого Грина, для его творческого самоопределения. Тема искусства в подобном аспекте никогда не ставилась в его дореволюционном творчестве.

--

Еще более идеологичен рассказ «Канат». Критика 20-х годов увидела в нем гофманианство. «Талантливый эпигон Гофмана» — так и начал рецензию на одну из его книг Г. Лелевич («Печать и революция», 1925, кн. 7, с. 270). Основанием для этого послужил выбор в качестве героя сумасшедшего или больного человека («Белый огонь», «Канат», «Убийство в Кунст-Фише», «Крысолов», «Серый автомобиль»). Лелевич утверждал безапелляционно: «Грина интересует только болезненное, бредовое», только то, на чем лежит «печать психиатрической больницы или спиритического салона» («Печать и революция», 1925, кн. 7, с. 270).

Некоторые исследователи и в наши дни склонны видеть в рассказах Грина первой половины 20-х годов «вариант гофманианы». «Атмосфера абсурдности, ненормальности создается также преломлением действительности в сознании больного, сумасшедшего» (Скороспелова Е. Б. К характеристике некоторых идейно-стилевых течений в советской прозе первой половины 20-х годов. — НДВШ, «Филологические науки», 1968, № б, с. 51).

Между тем фигура сумасшедшего или больного человека, несмотря на точное изображение патологии, для Грина сама по себе не важна: это такие сумасшедшие, которые становятся здравомыслящими в нужный для автора момент, что мы и видели на примере Лейтера в «Белом огне». Сумасшедший у Грина обычно знает о том, что он сумасшедший; больной у него расчетливо фиксирует свой бред. Прием — вот что такое сумасшедший у Грина (в принципе как у Гоголя). Такой же прием, как и авантюра канатоходца Марча, задумавшего использовать болезнь героя в своекорыстных целях. Сумасшествие и преступление лежат на поверхности, составляют внешний план проблематичного рассказа.

Странное сумасшествие у героя «Каната», чиновника торговой палаты Вениамина Фосса, именующего себя в особые моменты Амивелехом. «Демон овладевал мною с помощью следующих ухищрений. Первое: мир прекрасен. Все на своем месте: все божественно стройно и многозначительно... Второе: я всех умнее, хитрее, любопытнее, красивее и сильнее. Третье: впечатление, производимое мною, незабываемо глубоко, я очаровываю и покоряю. Четвертое: я — владыка, император неизвестной страны, пророк или страшный тиран... Пятое: мне поставлен памятник, и памятник этот — я, и я — этот памятник...» (4, 284).

«Мир прекрасен» — краеугольное положение мещанской этики, ибо имеется в виду целесообразность и разумность всего происходящего (достаточно вспомнить у Багрицкого в «ТВС» «ухищрения», на которые идет мещанский мир, нашептывая герою искусительные слова: «Правильно в мире, усни, сынок»). Психологически к такому мировосприятию можно прийти, поставив себя превыше всех (индивидуализм), или поддавшись слепому преклонению толпы, или став деспотом, или перевоплотившись в эгоцентриста. Но это же психология Каперны, взятая в ее крайнем, концентрированном виде! Навсегда оставить Каперну можно было в феерии. Но куда уйти от нее, если она в душе человека? Если ее «ядовитый свет» (4, 283) порабощает и сжигает каждого человека в большей или меньшей мере? Что мешает человеку в преодолении Каперны бездуховности? Прежде всего он сам — его индивидуализм, эгоизм, самомнение.

Корабль с алыми парусами отплыл в неизвестность, но автор ходит по Каперне. Он — исследует. Там есть площадь Голубого Братства (вспомним «голубых братьев», Варнаву из «Капитана Дюка»). Чтобы показать все возможные последствия мещанского индивидуализма, индивидуализм в действии, автор персонифицирует Каперну в образе Марча, врага человеческого, в зрачках которого «черный блеск блистал рыжим огнем ада» (4, 286) — «черного двойника» (4, 289).

на верх страницы::литературная критика::музей грина::на главную


Поиск по сайту Киммерия


Александр Грин: коротко о главном

Залы музея Александра Грина

Каюта странствий - юность Грина

Клиперная - начало пути писателя

Ростральная - "Алые паруса"

Каюта капитана - Грин в Феодосии

Последняя повесть писателя

Корабельная библиотека::01::02

Музейная деятельность

Фильмография

Выставочная деятельность




© KWD 2002-2017 (при использовании материалов активная ссылка на сайт обязательна)
Администратор сайта - kimmeria@kimmeria.com - тематические ресурсы
- тематические статьи

Яндекс цитирования