----- на Главную -----

Как доехать? ---------
-- поезд или самолёт
---------- через границу
Феодосия -------------
---- природа юв крыма
----- история 2500 лет
-------- морские пляжи
----------- музеи города
------------- архитектура
--------------- памятники
------------ экскурсии
------ известные люди
---- схемы транспорта
Старый Крым ---------
------ в горной долине
------ 22 версии имени
------- долгая история
------------ экскурсии
----- комплекс музеев
-- монастырь сурб-хач
Коктебель ------------
--- природа предгорья
-------- вулкан кара-даг
---------- голубой залив
--------- пляжи посёлка
------------ экскурсии
--- история поселения
---- кириенко-волошин
-------- вина коктебеля
Орджоникидзе -------
------ красота пейзажа
----------- выбор пляжа
------------ экскурсии
----- элементы сервиса
Курортное ------------
Береговое ------------
Приморский ----------

Другой Крым ---------
----------- сурож-сугдея
------------ эски-кермен
----------------- эчки-даг
Топонимика ----------
Чёрное море ---------
Азовское море ------
Деревья Крыма -----
Легенды Крыма ------

Книжная полка ------

 

Литературная критика творчества Александра Грина


Поэзия и проза Александра Грина
На повороте часть 9

01::02::03::04::05::06::07::08::09::10

Наконец (в 1918 году, по свидетельству Н. Н. Грин), написан замечательный рассказ «Корабли в Лиссе» — первое значительное произведение за последние два года. Это тоже феерия, рассказ воображения о людях из страны придуманной, где все так же, как в реальной жизни, и все-таки не так, а более крупно, значительно и осмысленно; отказ от воспроизведения полноты и подробностей быта автор компенсирует возможностью говорить о духовном.

«Население Лисса состоит из авантюристов, контрабандистов и моряков: женщины делятся на ангелов и мегер; ангелы, разумеется, молоды, опаляюще красивы и нежны, а мегеры — стары; но и мегеры, не надо забывать этого, полезны бывают жизни. Пример: счастливая свадьба, во время которой строившая ранее адские козни мегера раскаивается и начинает лучшую жизнь» (4, 245) — Грин лукаво допускает нас в свою «игру».

Преобладающее значение в стиле рассказа получают элементы, восходящие от низшего к высшему, от земного к духовному, человечному, «детскому» — добрый сказочник XX столетия возникает в «Кораблях». Это есть и и описании Лисса: «детские, пламенные глаза женщин», «гавань — грязная, как молодой трубочист», «крылатое утро» (4, 244); и в описании капитанов: «народ, недолюбливавший друг друга по причинам профессионального красования», «жесткий, самолюбивый Эстамп улыбнулся на грош, по-детски», «у него есть теплый угол за пазухой», «нежный старик» Дюк, но особенно — в «светлом разряде душ»: лоцмане Битт-Бое и Режи Королеве Ресниц («иногда внезапно бледнея под ударами мыслей», «тела, столь стройного, что оно в движениях и поворотах казалось беспокойным лучом», «полудетское лицо с застенчиво-гордыми глазами было прелестно духом расцветающей женской жизни», «бьются две души, пытаясь звуками передать друг другу аромат свой», «со скрученным в душе воплем»).

--

Битт-Бой, которого зовут Приносящий счастье, действительно делает людей счастливыми. Его духовная сила многократно повышается в нашем восприятии, когда мы узнаем, что он сам не был счастлив — безобразная опухоль, рак разъедает его грудь. Звучит песня прощания с землей, Битт—Бой покидает ее навсегда, чтобы с «экипажем задумчивых» «любовно... обходить... моря и земли». Герой Грина еще не научился быть счастливым. Но — «мечта разыскивает путь»...

В 1919 году Грин напечатал только два новых рассказа. Один — «Выдумка парикмахера» («Пламя», № 39) — о лживой безобразной красоте — наваждении и другой — «Истребитель» («Пламя», № 60) — фантастический рассказ антивоенной направленности: словно судьба или провидение, о котором говорят, что оно слепое (в рассказе — слепые мстители) мстит неприятельскому флоту, разрушающему цветущее побережье, и, изгнав «его одуряющее присутствие, его гарные запахи и металлические звуки», возвращает прекрасному краю «прежнее выражение — роскошь страстного творчества» (4, 266).

В 1919 году Грин печатался исключительно в журнале «Пламя» — первом советском «тонком» журнале под редакцией Луначарского. Его сотрудничество в «Пламени» началось с того, что он принес свою «Сказку о слепой рыбе» (впервые опубликована в приложении к журналу «Нина» «Для детей», 1917, № 12), и в номере 30 от 1 декабря 1У18 года сказка под названием «Струя» была опубликована. В сказке присутствовала «современная» символика: слепая рыба Струя, жившая в подземном озере, попала в речку, прозрела и увидела яркий полдень, изумрудно сверкающее небо, блестевшее сквозь желтую воду, и солнце — от тьмы к свету.

А в номере 36 от 12 января 1919 года Грин напечатал большой стихотворный рассказ «Фабрика Дрозда и Жаворонка». Перед нами фантазия, но какая?

У фантазии нет слуг,
Нет начальства и подруг,—

начинается рассказ. Совершенно «фантастический» для Грина разговорный стих — раньше он использовался им в сатирических стихотворениях. Поэт сидит в гостях у Фантазии, и она, как хозяйка, угощает его видениями.

Словно блюдечки с вареньем,
Направляя прямо в рот.

Первое, что мы видим,—дом фабричной окраины, «грязный, темный, как тюрьма», там живет токарь по меди Яков Дрозд.

Был он, внутренне, поэт,
И таким родился в свет!
Вы Дроздов подобных знали:
Люди называют их
Иностранным словом «псих»;
В их лице — суровость стали,
В выражении очей —
Детскость нежная лучей.

Последняя строка многозначительна — таким духовным содержанием Грин награждал преимущественно с моих излюбленных героев — рыцарей мечты. Дрозд эстетически, как художник, отрицает «труд бездушный, механичный», без «радостных глубин», превращающий человека в раба машин и заставляющий терять себя, утрачивать личность. Такой труд не благословенье.

Нет,— проклятье, братцы,— труд,
Механически мертвящий!

Мечтатель Дрозд хотел бы видеть труд творчеством, с песней, «средь хрустальных, светлых стен». Спасаясь от ареста, он в поле слушает жаворонка, видя в нем «образ светлого житья». Зовет ли он в чудный, неизвестный мир или навевает забвение снами или просто радуется жизни? Дальше начинаются чудеса: «Чудеса не за горами, если вы их ждете сами». Жаворонок превращается в девушку-фею и ведет Дрозда из «земного ада» на фабрику будущего («ту, что ты в мечтах представил»). Сияющее здание — храм, светлый воздух, фонтаны, хрустальные потолки и своды, эмаль, позолота, мозаика, в нишах — картины и скульптуры, идеальная чистота — все выявляет «миру чувства многогранность бытия». «Труд встречают вдохновеньем увлеченного творца». Будто фабричное здание вознеслось на небеса и по огням заката «плывет изумительным фрегатом к островам небесных вод».

на верх страницы::литературная критика::музей грина::на главную


Поиск по сайту Киммерия


Александр Грин: коротко о главном

Залы музея Александра Грина

Каюта странствий - юность Грина

Клиперная - начало пути писателя

Ростральная - "Алые паруса"

Каюта капитана - Грин в Феодосии

Последняя повесть писателя

Корабельная библиотека::01::02

Музейная деятельность

Фильмография

Выставочная деятельность




© KWD 2002-2017 (при использовании материалов активная ссылка на сайт обязательна)
Администратор сайта - kimmeria@kimmeria.com - тематические ресурсы
- тематические статьи

Яндекс цитирования