----- на Главную -----

Как доехать? ---------
-- поезд или самолёт
---------- через границу
Феодосия -------------
---- природа юв крыма
----- история 2500 лет
-------- морские пляжи
----------- музеи города
------------- архитектура
--------------- памятники
------------ экскурсии
------ известные люди
---- схемы транспорта
Старый Крым ---------
------ в горной долине
------ 22 версии имени
------- долгая история
------------ экскурсии
----- комплекс музеев
-- монастырь сурб-хач
Коктебель ------------
--- природа предгорья
-------- вулкан кара-даг
---------- голубой залив
--------- пляжи посёлка
------------ экскурсии
--- история поселения
---- кириенко-волошин
-------- вина коктебеля
Орджоникидзе -------
------ красота пейзажа
----------- выбор пляжа
------------ экскурсии
----- элементы сервиса
Курортное ------------
Береговое ------------
Приморский ----------

Другой Крым ---------
----------- сурож-сугдея
------------ эски-кермен
----------------- эчки-даг
Топонимика ----------
Чёрное море ---------
Азовское море ------
Деревья Крыма -----
Легенды Крыма ------

Книжная полка ------

 

Литературная критика творчества Александра Грина


Поэзия и проза Александра Грина
На повороте часть 4

01::02::03::04::05::06::07::08::09::10

Грин и не замечал, что, ратуя за Искусство (с большой буквы) и выбирая его в своем споре с современностью, он убивал искусство. Не случайно, что в 1917— 1918 годах он не создал сколько-нибудь значительного рассказа.

Ведь чисто «гриновские» рассказы воображения — «Враги», написанный для иллюстрации тезиса «прекрасное ирреально и потому враждебно действительности», и «Создание Аспера», написанный для доказательства тезиса «искусство выше жизни и подчиняет ее себе»,— менее всего оригинальны у Грина и восходят к Э. По, как и подражание Стивенсону «Ученик чародея» («Огонек», 1917, №17) и «Ли» («Свободная Россия», 1917, 31 мая) — стихотворное произведение, написанное размером «Баллады Рэдингской тюрьмы» О. Уайльда. Добрый талант писателя только дважды блеснул в 1917 году—в рассказах «Талант» и «Сказка о слепой рыбе».

Наметившееся было «возрождение» Грина в 1916 году не состоялось и в 1917-м, творческий его кризис начинает становиться все более идейно-творческим.

Странно читать радужное и неправдоподобное о Грине периода революции. «Сказкой перед Грином раскрывалась революция» (Вихров В. Рыцарь мечты. —В кн.: Грин А. С. Собр. соч. в 6-ти т. Т. 1, 1965, с. 32). «Мажором проникнуто все творчество Грина в первое трехлетие революции» (Россельс В. М. А. С. Грин.— История русской советской литературы. Т. 1, 1967, с. 374). «Он принял Октябрьскую революцию как свершившуюся смену власти, но не понял как рождение нового, социалистического общества; он принял ее как гражданин, но не понял как писатель (Прохоров Е. И. Александр Грин. М., «Просвещение», 1970, с. 38).

Все было не так и все было в тысячу раз сложнее. В. М. Россельс утверждает, что уже два месяца спустя после рассказа «Восстание» (напечатан 12 октября 1917 года) «Грин заставил Ферфаса уйти с исторической арены. В декабре 1917 года появился в печати реалистический рассказ Грина «Маятник души». Там изображен российский мещанин Репьев, удравший от революции в провинциальное захолустье и в страхе покончивший с собой» (Россельс В. М. А. С. Грин.— История русской советской литературы. Т. 1, с. 373). Мы уже обращались к рассказу «Маятник души» и видели, что нельзя понимать его столь упрощенно. Но главное не в том.

--

В октябре 1917 года в «Новом сатириконе» Грин печатает стихотворение «Дайте»:

Дайте яиц, масла, гречи,
Проса, полбы и пшена,
Чтобы нервность нашей речи
Вдруг была укрощена;
Чтобы жизнь, взлетая шире,
Обернулась,— нам в удел,—
Не картошкою в мундире,—
А богатой жатвой дел!

(«Новый сатирикон» 1917, № 36)

Что это? Тень Фаворского из рассказа «Жизнеописания великих людей»? «Чаю, и жратвы, и пирожков! И водочки!» (2, 416). Или Ферфас?. Но вот другой отклик — стихотворение «Буржуазный дух», написанное в ноябре 1917 года.

Я — буржуа. Лупи меня, и гни,
И режь! В торжественные дни,
Когда па улицах, от страха помертвелых,
Шла трескотня —
В манжетах шел я белых...
(«Новый сатирикон», 1917, № 40)

Стихотворение ироническое, только ирония направлена не в обладателя белых манжет, а в адрес тех, кто придумал самое слово «буржуазный»: социального Грин не хочет признавать. И как бы ни защищал Грин своего подопечного, доказывая, что вся его «роскошь» добыта трудами и лишениями («подчас, стирая сам, я ужинал... рукою по усам»), но характер мелкого буржуа, мещанина остается при этом неизменным («А я — с Дюма люблю к камину сесть, иль повторить у По про мысль Дюпена, Дюма дает мне героизм и страсть, а Эдгар По — над ужасами власть»).

Некоторые критики отмечают, что «в самих произведениях Грина не было ничего антисоветского: это в основном сатирические и юмористические стишки и фельетоны, иногда прямое зубоскальство на злобу дня без политической подоплеки» (Прохоров Е. И. Александр Грин. М., «Просвещение», 1970, с. 41).

Это не так, Грин никогда не унижал себя до просто зубоскальства, его отношение к новой действительности принимает характер ссоры, очень многого не понимает и не принимает в ней писатель. В 1917 году выходит журнал «Эшафот» под редакцией Пильского при участии Аверченко и Куприна, именующий себя «Органом памфлетов»: «Мы не хотим ни иронии, ни лукавства, ибо мы не забавляемся, а враждуем». Открыто контрреволюционный журнал. Смысл названия достаточно ясно раскрывает стихотворение Александра Рославлева «Чернь», опубликованное в первом номере.

Не время ль прийти Робеспьеру,
Каждый день кормить эшафот,
Чтоб понял свободу и меру
Ты, мой народ!

В номере третьем появляется «памфлетическое самоистязание» (так поименовал он свой жанр) «Волдырь, или Добрый Папа» А. С. Грина. В центре памфлета — размышления о социализме. Как следует из текста, для Грина социализм —«некое гармоническое состояние общества, высокочеловеческое, свободное и мудрое устроение» (с. 6). Именно так его понимали несколько поколений революционеров, которые «вызолотили своими шеями десятки тысяч висельных петель; устлали алмазами слез Нерчинские рудники и вырастили сады поэзии в миллионах глубоких сердец». Социализм писатель понимает эстетически.

Однако пришел Хам, олицетворяющий, по Грину, анархию, разгул темных инстинктов, невежество, то есть тьму, и объявил, что «социализм не что иное, как урчание животом... Пусть, вот, все уркнут,— во имя идеала». Венере он собирается открутить голову, а Диану вымазать дегтем — ему ненавистно искусство. «Маркс сделал ошибку,—думает рассказчик,—ему следовало бы написать «пятый том», в котором исследовать короткое стихотворение своего великого земляка Гейне: «На берегах тенистого Ганга, среди лотосов и пальм, живут прекрасные, стройные люди с глазами оленей; они славят солнце и жизнь. А в эскимосии, у маленького костра, сидят визгливые, неопрятные люди, и варят рыбу и кричат, как козлы». Уже известная нам концепция, суть которой выражают Президион и Ферфас, но на этот раз в эстетическом плане.

на верх страницы::литературная критика::музей грина::на главную


Поиск по сайту Киммерия


Александр Грин: коротко о главном

Залы музея Александра Грина

Каюта странствий - юность Грина

Клиперная - начало пути писателя

Ростральная - "Алые паруса"

Каюта капитана - Грин в Феодосии

Последняя повесть писателя

Корабельная библиотека::01::02

Музейная деятельность

Фильмография

Выставочная деятельность




© KWD 2002-2017 (при использовании материалов активная ссылка на сайт обязательна)
Администратор сайта - kimmeria@kimmeria.com - тематические ресурсы
- тематические статьи

Яндекс цитирования