----- на Главную -----

Как доехать? ---------
-- поезд или самолёт
---------- через границу
Феодосия -------------
---- природа юв крыма
----- история 2500 лет
-------- морские пляжи
----------- музеи города
------------- архитектура
--------------- памятники
------------ экскурсии
------ известные люди
---- схемы транспорта
Старый Крым ---------
------ в горной долине
------ 22 версии имени
------- долгая история
------------ экскурсии
----- комплекс музеев
-- монастырь сурб-хач
Коктебель ------------
--- природа предгорья
-------- вулкан кара-даг
---------- голубой залив
--------- пляжи посёлка
------------ экскурсии
--- история поселения
---- кириенко-волошин
-------- вина коктебеля
Орджоникидзе -------
------ красота пейзажа
----------- выбор пляжа
------------ экскурсии
----- элементы сервиса
Курортное ------------
Береговое ------------
Приморский ----------

Другой Крым ---------
----------- сурож-сугдея
------------ эски-кермен
----------------- эчки-даг
Топонимика ----------
Чёрное море ---------
Азовское море ------
Деревья Крыма -----
Легенды Крыма ------

Книжная полка ------

 

Литературная критика творчества Александра Грина


Поэзия и проза Александра Грина
Крушение поэзии часть 8

01::02::03::04::05::06::07::08

"Возвращенный ад" — это рассказ о художнике, потерявшем чувство современности. В искусстве, несмотря на блестки таланта, он становится мещанином. "Снег" и — одетый скудно и грязно человек на углу, посылающий пространству "вздохи—стоны—рыдания" (3, 395). "Снег" и — "маленькая, больная и худая, как щепка, серенькая трактирная кошка" (3, 398). Наконец, "Снег" и — Визи. Она была светом в красном аду сознания Марка, теперь ад позади, но нет и света; Визи не нужна более Марку, и она уходит. Вот какой ценой покупается "рай" в жизни и искусстве — отказом от человечности, сострадания, любви. Слишком дорогая цена, слишком ничтожно Достижение. И Галиен Марк возвращается в ад. Как капитан Дюк. Как когда-то Нок из рассказа "Сто верст по реке".

Но разоблачительный пафос рассказа направлен и против самого Грина, против бездумной игры с фактом, слегка прикрашенным фантазией, как это было с его рассказами 1914—1915 годов в журналах "Геркулес", "XX век" и газете "Биржевые ведомости". Те рассказы выполнялись в духе "Снега" Галиена Марка — равнодушное изложение факта.

Если говорить о современности в глубоком смысле понимания, так в военных рассказах, где могут действовать Бродские и Маши (рассказ "Свадьба Маши"), Грин куда менее современен, чем в рассказах о Горнах и тем (н)лее о Галиенах Марках и капитанах Дюках. Настоящий художник выражает "остроту современных переживаний", он сопричастен им, он сострадает, любит и ненавидит, утверждает и отрицает, а не собирает шелуху с современности, являя собой тип официозно-современного художника.

В 1916 году Грин, очевидно, пытался осмыслить все написанное за десятилетний период творчества. Он пишет ряд рассказов, коротких, прямолинейных, как теорема, словно закладывает кирпичи в основу вновь возводимого здания. "Искусство-творчество никогда не принесет зла" (4, 143),—доказывает "Черный алмаз". Оно враждебно только по отношению к злому и подлому ("Таинственная пластинка"). Искусство служит жизни, а не смерти ("Как я умирал на экране").

Настоящий художник должен так относиться к творчеству, как если бы от этого зависела вся его жизнь ("Слепой Дей-Канет"). Следует жить "густо и смело, как свойственно человеческой природе", жить надо гордо (IV, 148; "Отшельник Виноградного Пика"). Мет пределов возможности человека, он, забыв о себе во имя любви и жизни, способен на сверхъестественное. ("Невозможное, но случилось") и оживит мёртвого ("Воскресение Пьера". - "Синий журнал", 1916, №47).

--

Да здравствует одержимость, когда человек, во имя идеи только что пешком обошедший земной шар, вторично идет вокруг света. "Деньгами не сделаешь и живой блохи, чудеса — внутри пас". В этом рассказе "Вокруг света" есть пылкая песня "В Зурбагане, в горной, дикой, удивительной стране", "Бешеная весна" "словно взрывом сносит лед", "синее пламя разлива" — "там ручьи несутся шумно, ошалев от пестроты, почки лопаются звонко, загораются цветы" — все интенсивно в Зурбагане, в том числе и жизнь людей, нет ненавистных Грину душевных компромиссов, сумятицы чувств и мыслей, неопределенности слов и поступков — крупные люди живут в Зурбагане, характеры!

Там ты женщин встретишь юных, с сердцем диким и прямым,
С чувством пламенным и нежным, бескорыстным и простым.
Если хочешь быть убийцей — полюби и измени;
Если ищешь только друга — смело руку протяни.
Если хочешь сердце бросить в увлекающую высь,—
Их глазам, как ворон, черным, покорись и улыбнись (4, 188).

Словом, будто осуществилось ибсеновское "Чем хочешь будь, но будь вполне". "В эпохи, подобные нашей, неизбежно должны обнаружиться люди с действенным и пылким воображением, устремленным к борьбе" (А. С. Грин. "Призвание". — "Родина", 1916, № 22). Все эти короткие рассказы — как тезисы, которыми Грин хочет убедить прежде всего себя. Декларации. Основание для настоящего творчества.

В 1916 году он пишет мало, соблюдая какую-то, одному ему ведомую систему. Живет главным образом перепечатками старых произведений. Как будто выжидает чего-то. Полупародийные пустяки вроде "Веселой бабочки" ("Петроградский листок", 1916, 19 сентября № 258) — единичны. Впрочем, даже в "уголовную" тему Грин вкладывает большой смысл — рассказ "Романтическое убийство", тонко и неожиданно используя детективный сюжет, психологически точно раскрывает сущность бездушного индивидуалиста-сверхчеловека "с сухой, отталкивающей физиономией", которая может так не соответствовать хитроумной видимости его рассказа ("Всемирная новь", 1916, № 9).

Говорит ли все это о том, что Грин "исправился"? Не будет больше трех рассказов на трех страницах одного и того же журнала с подписями "Александров", "Степанов", "А. С. Грин", как это было в журнале "XX век", не будет самопародийных пустяков? Говорить об этом еще рано. От деклараций, красивых, впечатляющих, но все-таки деклараций, до полноценного художественного творчества еще далеко.

Новые, непредвиденные испытания ждут писателя. Он сделал значительный шаг вперед, увидев, что с помощью одного лишь эстетического подхода ему не совладать с "остротой современных переживаний". Он начертил программу действий, но не достигнута цельность мировосприятия, а современность остается загадочной и непонятной. Идет человек лабиринтом и видит картины великого и прекрасного, а потом ужас, кровь, насилие и трупы. И смотрит на него громадный глаз, взгляд которого "не выражал даже страдания, а кричал о такой дикой боли, от которой мутится сознание" ("Лабиринт".— "Биржевые ведомости", 1916, 6(19) марта, № 15424).

Грин по прежнему не верил в будущее.

на верх страницы::литературная критика::музей грина::на главную


Поиск по сайту Киммерия


Александр Грин: коротко о главном

Залы музея Александра Грина

Каюта странствий - юность Грина

Клиперная - начало пути писателя

Ростральная - "Алые паруса"

Каюта капитана - Грин в Феодосии

Последняя повесть писателя

Корабельная библиотека::01::02

Музейная деятельность

Фильмография

Выставочная деятельность




© KWD 2002-2017 (при использовании материалов активная ссылка на сайт обязательна)
Администратор сайта - kimmeria@kimmeria.com - тематические ресурсы
- тематические статьи

Яндекс цитирования