Большой топонимический словарь Крыма
Вернуться на портал "Киммерия"

 


 

Крымские путешествия - Туристические маршруты по Караби

 

начало::назад::страница_28::дальше::окончание
Глава вторая - В каменном море

Первый маршрут (06)

Дальше мы пересекаем широкую балку и на середине противоположного склона берем вправо. На сильно всхолмленной местности это наиболее выигрышная тактика — держаться середины, сводить к минимуму набор и потерю высоты.

Остаются последние десятки метров до Таш-Азбара. Вблизи он выглядит совсем не так, как от пещеры Большой Бузлук. Сначала возникает предположение, что перед нами полуразрушенное здание, от которого сохранились две продольные стены. Совсем рядом он больше напоминает ворота исчезнувшей крепости, хотя усомниться в естественном происхождении «ворот» уже нельзя. Совершенно ясно, что перед нами гребень, рассеченный карстовой, скорей всего провальной воронкой. Когда мы продолжим путь к югу. Таш-Азбар будет походить на ушастую голову какого-то зверя. От Большого Бузлука мы видели ее «в профиль», когда оба каменных уха сливались в одно.

Посидим у Таш-Азбара. Мы честно заработали получасовой отдых. Шли не так уж и долго, минут 50, зато вон какое пространство оставили позади! Не худо и подкрепиться, а главное — внимательно посмотреть вокруг, поделиться впечатлениями, подумать. Обратите внимание, что мы находимся на границе двух миров: позади «лунный» хаос камней и воронок; впереди — зеленые холмы и долины мягких очертаний. На северо-западе (330°) господствует над плато гора Иртыш, полукруглая, как диск заходящего солнца. Подножие горы покрыто лесом.

Топоним «Иртыш» заставит задержать на себе внимание, удивиться. Всем известна сибирская река Иртыш. А тут крымская гора. Такие разные объекты с одним и тем же названием. Что это? Неразгаданная топонимическая тайна? К сожалению, всего лишь топонимический курьез. Имя реки гора получила по прихоти местных чабанов. Причем в сравнительно недавнее довоенное время. Почему именно Иртыш, установить невозможно, да и вряд ли это представляет интерес. С уверенностью можно утверждать одно: новое название появилось потому, что совершенно забылось старое.

Между тем, географ А. У. Мамин, работавший и на Караби в 1928—1929 годах и внимательно относившийся к топонимике, уверенно и многократно упоминает в своем отчете об экспедиции старое название горы: Карчигалы. Если учесть, что километрах в двух к востоку от Карчигалы-Иртыша виднеется гора Карчига и оба названия, несомненно, близки по смыслу, угадывается их принадлежность к какой-то единой системе топонимики, вероятней всего, дотюркской, поскольку топоним Карчигалы на тюркские языки однозначно не переводится. Его можно понимать, как «Заснеженная» и как «Противоположная».

Во втором случае, помня о противоположной Карчиге, как будто бы есть какой-то смысл. Хотя более вероятно, что никакого смысла нет в обоих случаях и положение с тюркскими топонимами на Караби такое же, как я всюду в Крыму: процентов на 80 это переиначенные, а потому ставшие абсолютно бессмысленными более древние, дотюркские топонимы. Как, например, нынешнее название железнодорожной станции в Бахчисарайском районе «Сирень». Раньше она называлась «Сю-рень», что так же бессмысленно, как и «Сирень», поскольку по той же «схеме» произведено от более древнего, дотюркского топонима «Сиврен». Таких примеров можно привести сколько угодно. Одним словом, топонимика — вещь коварная. И как вы заметили, автор старается избегать переводов карабийских топонимов.

Время привала истекает. Прикинем, что нас ждет впереди. Самые высокие холмы столпились в северо-восточной части горизонта. Взгляд, перескакивая с вершины на вершину, скользит к востоку. Последняя из вершин, отмеченная туром, прямо на юго-востоке (135°). Это Кенгеч-Оба — наш новый ориентир. Идем на него. Тут мы уже не заблудимся. Даже при значительном отклонении от азимута все равно встретим южный обрыв Караби. Выбор направления продиктован только удобствами пути.

Огибаем Кенгеч-Обу справа. За ней открывается обширная котловина. На выходе из нее, за еще одним холмом, угадывается понижение. Нам — туда. Идите по дороге, которая встретилась в котловине. Спустя 45 минут после того, как мы покинули Таш-Азбар, путь нам преградил южный обрыв Караби. Мы стоим в Туакском понижении и любуемся морскими далями. Под обрывом на пологих холмах кудрявятся леса; в долинах рек, за шеренгами тополей нежатся под солнцем сады и виноградники.

Если вы намерены закончить путешествие на морском берегу, предстоит пересечь живописное прибрежное низкогорье. К морю вас поведет проселок, видимый с обрыва. Его удобнее проследить в обратном направлении. Заодно постарайтесь наметить для себя броские промежуточные ориентиры. Почти на юге (160°) проселок норовит проскочить к морю между высокими холмами, где теснятся дома села Рыбачьего. Ближе, на середине пути от Караби, проселок огибает большой пруд, жмется к винограднику с белым домиком-сторожкой. Хорошие ориентиры. Еще ближе дороги не видно. Ее заслоняет лес, крутые скалы, которыми обрывается противоположная сторона ущелья Чигенитра. Дорога поднимается до туристской стоянки «Чигенитра». А к стоянке вас поведет тропа, что сбегает по дну ущелья. Она проложена по древней дороге с крепидой.

начало::назад::страница_28::дальше::окончание

на верх страницы - на главную


   


Вернуться на портал "Киммерия"

© KWD 2002-2017 (при использовании материалов активная ссылка на сайт обязательна)
Администратор сайта - kimmeria@kimmeria.com

Яндекс цитирования