Большой топонимический словарь Крыма
Вернуться на портал "Киммерия"

 


 

Крымские путешествия - Туристические маршруты по Караби

 

начало::назад::страница_16::дальше::окончание
Глава вторая

Природные и другие ракурсы (06)

Сколько таких, не просто интересных — актуальнейших сегодня мыслей посчастливилось мне услышать в беседе с Борисом Николаевичем Ивановым. В основном их слышат специалисты, тогда как эти мысли должны быть достоянием всех, кто причастен к судьбам крымской природы, и не только крымской — всюду, где от карста в такой же высокой степени зависит состояние всейй окружающей среды.

Б. Н. Иванов первым подошел к пониманию подлинной сути карстовых процессов, сумел увидеть главное — связь карста со всей совокупностью геологических процессов, непрестанно меняющих лик нашей планеты; связь прежде всего с поднятием участков земной коры, имеющих известняковые отложения. Поднятия сопровождаются разломами, провалами, куда низвергаются поверхностные водотоки. В земных недрах, «осваивая» сеть разломов, вода формирует пещерные лабиринты, а над ними, на дневной поверхности тоже развиваются элементы будущего карстового ландшафта — замкнутые водосборы с воронками и колодцами, уносящие в недра земли вместе с водой рыхлые породы; оголенные таким образом пласты, разного рода выступы монолитного известняка. Чем больше подобных элементов, тем активнее живет поверхностный карст — ломает в щебень голую верхность известняков, «сверлит» колодцы и шахты, расширяя тектонические трещины, подходящие к поверхности, обрушивая кровли глубинных пустот. То есть в конечном итоге страдает и глубинный карст, несущий воду к родникам и к истокам рек.

Проникновение в эту двойственную суть явления позволила крымскому исследователю наметить эффективные меры борьбы с поверхностным карстом. Эти меры должны быть осуществле ны во имя сохранения и приумножения богатств крымской природы.

Путешествуя по Караби-яйле, вы обязательно выйдете к южному обрыву. Вдвое просторнее станет небо, продолжением зыбкой синевой моря; откроется живописный вид на низкогорье — сбегающие от обрыва плато к морскому побережью округлые холмы, укутанные в радующую глаз зелень лесов. Еще первые исследователи Крыма, в частности К. И. Габлиц, отмечали своеобразие побережья от Алушты до Судака: на всем его протяжении к морю подступает сплошная стена вековых дубрав под сенью которых журчат бесчисленные ручьи. Но полистайте крымскую краеведческую литературу начала нашего века.

В описании приморских ландшафтов восточнее Алушты неизменно преобладают минорные тона: «унылое и однообразное побережье», «безлесные, обнаженные склоны», «пожелтевшие от зноя увалы...» Так было, такими достались нам эти холмы от дореволюционного времени. Хищническая рубка лесов обернулась катастрофой: солнце иссушило обнаженные склоны, а ветры развеяли почву; дожди и те перестали быть благом, после них по долинам бывших рек неслись, сметая все на своем пути, селевые потоки. Казалось, уже никогда не вернется жизнь на эти бесплодные, прокаленные солнцем глиняные холмы. Вернулась! На холмах вновь шумят леса, молодые леса. Не сами по себе они выросли — возрождены трудом, упорством, талантом коллектива Алуштинского лесхоззага.

Нечто подобное происходило и за противоположным, северным бортом Караби. Люди старшего возраста, живущие или регулярно бывающие в Крыму, наверняка помнят белые, без единой травинки, холмы над Белогорском. Кстати, мергелистым этим холмам город обязан своим нынешним именем. И на них возвращена жизнь, возвращена усилиями уже белогорских лесоводов. Сегодня только Белая скала — замечательный памятник природы — напоминает о преобладавшем и недалеком прошлом цвете окрестностей этого районного центра Крыма. Все остальное — горную гряду, неудобья, даже пригородную зону — занимают прекрасные, главным образом сосновые леса. Их благотворное влияние заметно сказывается на микроклимате города. Неприглядные, иссушенные зноем балки и косогоры превратились в чудесные зеленые уголки, такие, как, например, урочище Сосновое, где с удовольствием и с пользой для здоровья проводят выходные дни тысячи белогорцев.

Накопленный с 1946 года опыт горного лесоводства побуждал применить его в более широких масштабах, в более сложных условиях. В 1964 году Белогорскин лесхоззаг приступил к лесопосадкам на голых северных склонах и на северной кромке плато Карабийского массива, в восточной части урочища Казанлы. Зарокотали тяжелые тракторы. Они нарезали поперек склонов террасы, рыхлили неподатливую каменистую почву. Следом двинулись лесопосадочные машины. За 10 лет Белогорский лесхоззаг, а точнее коллектив Ново-Кленовского лесничества, в желых горных условиях заложил 500 гектаров леса.

начало::назад::страница_16::дальше::окончание

на верх страницы - на главную


   


Вернуться на портал "Киммерия"

© KWD 2002-2017 (при использовании материалов активная ссылка на сайт обязательна)
Администратор сайта - kimmeria@kimmeria.com

Яндекс цитирования