Большой топонимический словарь Крыма
Вернуться на портал "Киммерия"

 


 

Крымские путешествия - Туристические маршруты по Караби

 

начало::назад::страница_11::дальше::окончание
Глава вторая

Природные и другие ракурсы (01)

Первые достоверные сведения о Караби-яйле оставили нам русские военные топографы Генерального штаба, присланные в Тавриду в августе 1784 года для составления карты Крымского полуострова. Топографов было 5 или 6 человек. На месте к их отряду присоединили всех четырех землемеров Таврической области. К каждому из приезжих и местных специалистов прикомандировали по 10—12 солдат. Такими силами съемку всей территории полуострова удалось завершить к середине февраля 1785 года. Причем, помимо общей карты Крыма, выполненной на очень высоком научном уровне, топографы изготовили серию крупномасштабных карт и планов наиболее богатых земельных, луговых и лесных угодий, планов расположения местных достопримечательностей, даже археологических объектов и пейзажных зарисовок.

В списке картографического материала, направленного весной того же 1785 года в Петербург, значатся «Два плана ямы в Таврической области, где всегда бывает лёд». Это была, несомненно, пещера Большой Бузлук на Караби-яйле. Ледяное убранство пещеры, особенно эффектное на фоне окружающего, по-летнему зеленого ландшафта, легко доступное обозрение, не могло не привлечь внимания топографов. Феноменом природы заинтересовался вице-губернатор Тавриды, естествоиспытатель К. И. Таблиц. Он осмотрел Б. Бузлук, упомянул в своем «Физическом описании Таврической области по ее местоположению и по всем трем царствам природы», как «величайшую яму», заслуживающую внимания именно потому, «что в ней весь год лед не исходит». Так было положено начало исследованиям природы Карабийского массива.

«Пещера-ледник» Караби попала затем в географическую сводку «Опыт минералогического землеописания Российского государства», которую составил в 1809 году академик В. М. Севергин. В 1821 н 1826 годах П. И. Кеппен опубликовал описания Туакской пещеры...

Практическую направленность исследования плато получили на пороге XX века в связи с интенсивным капиталистическим освоением природных богатств Крыма. Появляются крупные сады и виноградники, плантации других сельскохозяйственных культур. Главной преградой на пути развития таких отраслей встал хронический водный дефицит полуострова. Чтобы как-то смягчить его, учреждается партия крымских водных изысканий. В ходе разведок гидрогеологи не могли не обратить своп взоры на Караби-яйлу, питающую самую полноводную крымскую реку Карасу и целое семейство других, более скромных рек и ручьев.

Первые, наиболее результативные работы на Караби провел географ Л. Л. Крубер. В монографии «Карстовая область Горного Крыма», опубликованной в 1915 году, он изложил, применительно к Крыму, общепринятые тогда представления, выработанные карстовыми школами Венского и Берлинского университетов; представления о механизме образования полостей в известняковых толщах, о роли таких карстовых полостей в накоплении и распределении водных запасов.

Досадно, что общепринятое Крубер посчитал за безусловно верное и не нашел нужным хотя бы упомянуть о результатах работ в области изучения карста, выполненных в те же годы русскими исследователями. Хотя бы о выводе, опережающем свое время, — о движении карстовых вод изолированными водотоками, который сделал лет за 30 до выхода монографии Крубера главный гидрограф Таврической губернии, ранее — ректор и профессор Одесского университета, покинувший этот пост в знак протеста против реакционной политики самодержавия в области просвещения, Николай Алексеевич Головкинский. Теории венской и берлинской карстовых школ не выдержали проверки временем Устарели и труды А. А. Крубера, практически все их положения. Сегодня эти труды имеют чисто исторический интерес, как памятник первоначальной стадии формирования науки о карсте.

Непреходящей заслугой Александра Александровича Крубера следует признать то, что он первым в России указал на огромный вред, наносимый карстовым водным ресурсам пастьбой скота, особенно овец, на крымских яйлах: истощенный непомерной пастьбой травяной покров лишает почку защиты от солнечных лучей, почва сохнет, многочисленные стада овец разбивают ее копытами в пыль, которую смывают дожди, уносят ветры. Обнажаются глыбы и пласты известняка, открываются трещины. Вез ночвенцо-растптелыюй преграды дождевые и талые воды находят «се более короткий путь в горные недра, не задерживаясь «пролетают» но карстовым каналам и вырываются из источников разрушительными потоками в предгорные долины. Сбросив воду, источники надолго замирают, если не высыхают вообще. В период, когда растения особенно нуждаются в поливе, предгорье остается без живительной влаги...

начало::назад::страница_11::дальше::окончание

на верх страницы - на главную


   


Вернуться на портал "Киммерия"

© KWD 2002-2017 (при использовании материалов активная ссылка на сайт обязательна)
Администратор сайта - kimmeria@kimmeria.com

Яндекс цитирования