Большой топонимический словарь Крыма
Вернуться на портал "Киммерия"

 


 

Крымские путешествия - Туристические маршруты по Караби

 

начало::назад::страница_09::дальше::окончание
Глава первая

За дымкой времени (09)

Надвигался вечер. Стоявший на часах Александр Ломакин доложил, что в их сторону по дороге от села подымаются два солдата и ведут навьюченную лошадь. Взяв М. Михеенко и В. Боцмана, командир группы двинулся навстречу. Из-за скалы они метнулись к вражеским солдатам. Хлестнули два пистолетных выстрела. Звук тотчас увяз в лесной чаще. Трупы оттащили в сторону и закидали в кустах листьями. Лошадь партизаны подхватили под уздцы и повели в скалы. Во вьюках они надеялись найти продукты. Оказалось, что в них патроны, мыло и спички. Забили лошадь. Наспех поджарили мясо в углях костра. Сколько смогли взяли конины в вещмешки. Надо уходить, пока ничего не заподозрил враг, пока не наступила ночь. Оказалось, что самый молодой партизан Иосиф Певзнер не может надеть ботинки на обмороженные, опухшие ноги. Ребята отрезали кусок лошадиной шкуры, принялись скрести, тереть золой. Через два часа соорудили для товарища постолы.

В сумерках пошли дальше по горному склону. С трудом давался им каждый метр пути. Дорого обошлась ночевка на яйле. Ноги были обморожены у половины бойцов. Особенно сильно — у Федора Ширкина. Ему не дойти. А кто скажет, сколько им еще идти, сколько еще стычек с врагом?

Днем Николаи Анисимович обратил внимание на то, что внизу под склоном сравнительно пологая местность, но которой вьются проселки. Там идти легче. Группа спустилась вдоль речки Куру-Узень до первой попавшейся дороги. Ребята повеселели, ускорили шаг. Шли, пока не подкосила усталость. До утра пересидели на пожухлой траве под кизиловыми кустами. Забывались тяжелым сном, чтобы через несколько минут проснуться от ночного холода. Первые лучи солнца озарили розовым светом многокилометровый скальный обрыв, надвинувшийся на дорогу с севера. Караби-яйла. Георгин Гаркавенко показал на едва заметное среди каменных зубцов понижение:

— Вот там можно подняться на пилу, обойти вражеские посты и попасть в расположение Зуйского отряда. В случае чего, помогут сориентироваться связные. Они часто проходят мимо взорванной карателями метеостанции.
— Вот что, — предложил командир, — отправляйтесь туда вдвоем с Ф. Ширкиным. Боюсь, что он еще одного дневного перехода не выдержит.

Еще на двух бойцов уменьшилась группа. Выдержат ли остальные? Надежду вселяло... солнце. Чем выше поднималось оно, тем больше зимний день 13 декабря наполнялся радостным весенним теплом. И отступали тревоги, слабело нервное напряжение... Совсем близко придвинулся вздыбленный островерхими скалами угол Караби. Пора отдохнуть и пообедать. Расположились в леске. Весело затрещал костер, охватил жарким огнем котелки с мясным, сытным варевом.

О суровой действительности напомнил табун, выгнанный пастухом прямо на лесок. В открытую отпугнули лошадей от стоянки. Вооруженный табунщик сделал вид, что ничего не заметил. Посвистывая, погнал лошадей мимо. Дальше — хуже. Часовой доложил, что от села Туак (Рыбачье) в сторону стоянки поднимается колонна из 30 румынских солдат. Тотчас заняли оборону. Огневой мощи достаточно: почти у каждого — автомат, хищно нацелился на дорогу ствол партизанского пулемета Петра Чижова.

Оккупанты заметили вооруженных людей. Не зная, кто перед ними, окликнули. О ответ ударил свинцовый шквал. Упало до десяти солдат. Гитлеровские прихвостни подхватили раненых, убитых и зашелестели по кустам, стараясь скорее уйти к селу и — явиться удесятеренной оравой. А хоть час, да выигран. Партизаны вспомнили о еде. Как раз поспела. Но надо уходить. Схватили котелки и — бегом вверх, к скалам, кустам. Под их защитой пообедали, точнее, поужинали. Солнце погружалось в лиловый туман, за вершины гор. В Туаке не заметно никакого оживления. Наверно, в селе нет крупных сил карателей. Значит, до утра никто под Караби-яйлу не сунется.

Стемнело, когда отряд выбрался на плато и вновь окунулся в зимнюю стужу. Сбоку, едва не сбивая с ног, налетел ветер, сыпанул снегом, словно задумал повернуть партизан в другую, гиблую сторону, в хаос заснеженных скал... Снова шли по компасу сквозь метель и надвигавшуюся ночную тьму. Карабкались на холмы, на ощупь спускались по косогорам. Куда шли? Где конец пути? Отчаянность положения понимали все. Много ли прошагаешь на обмороженных ногах. Нет! Они должны дойти, доползти. И этот всплеск решимости как бы прервал цепь злоключений. Партизаны наткнулись на брошенную чабанскую землянку — немудрящий приют, который дарит возможность обогреться, приготовить пищу, высушить одежду, отдохнуть. Одним словом — выжить.

начало::назад::страница_09::дальше::окончание

на верх страницы - на главную


   


Вернуться на портал "Киммерия"

© KWD 2002-2017 (при использовании материалов активная ссылка на сайт обязательна)
Администратор сайта - kimmeria@kimmeria.com

Яндекс цитирования