Большой топонимический словарь Крыма
Вернуться на портал "Киммерия"

 


 

Крымские путешествия - Чёртова лестница (Шайтан-Мердвен)

 

начало::назад::страница_23::дальше
Глава четвёртая - Дорога

Когда и кто на лестнице был первый
(начало)

Историческое явление может не оставить следа ни в архивах, ни в летописях, но след остаётся в земле, и дело археологов его найти. Артемий Арциховский


Вид с бровки яйлы у выхода Шайтан-Мердвена на плато
(фото my.mail.ru/community/crimeanmysteries)

Мы приближаемся к концу нашего рассказа о Шайтан-Мердвене. Многое из того, что уже известно читателю, касается этого памятника постольку, поскольку нельзя рассматривать его изолированно от соседствующих и связанных с ним других элементов прошлого - крепости, жилищ, ведущей к ущелью дороги, придорожных пунктов. Это целый комплекс археологических объектов, органически связанных между собой. Если они и возникали в разное время, то в дальнейшем, добавляясь друг к другу, долго функционировали синхронно и служили, в сущности, одной цели.

Трезвый взгляд на вещи, — а он возможен даже при самом эмоциональном восприятии действительности, — в конце концов открывает многое такое, что долго ускользало от внимания даже тех, кто специально занимался древностями Крыма. Ряд "загадок" Шайтан-Мердвена, или, попросту, недоумённых вопросов, по-видимому, более обширен, чем несколько затронутых нами. Их можно объяснить, но вслед за ними всплывают новые недоумённые вопросы, для решения которых еще не настало время.

Часто спрашивают: "Когда была сооружена Чертова лестница?"

Вот об этом нам и предстоит составить определенное суждение, а начать придется с обращения — еще раз — к каменным ящикам и таврам.

Первым, кто предположил, что каменные ящики на Южном берегу Крыма принадлежат таврам и есть не что иное, как погребальные сооружения, был французский ученый Дюбуа де Монпере [36]. С этого и началась целая эпоха увлечений таврскими древностями, которая растянулась более чем на столетие.

Догадка Дюбуа о каменных ящиках подтвердилась, когда археологи раскопали несколько таких "ящичных" могильников. Раскопки проводили в основном во второй половине прошлого столетия и первой половине нынешнего. Большую роль в этом сыграл известный археолог Н. И. Репников, не только раскопав ранее известные могильники тавров, но и найдя новые, например в Байдарской долине.

В истории каждой науки можно найти достаточно примеров чрезмерной увлеченности исследователей теми или иными проблемами. Без этого наука немыслима. Однако увлеченность хороша до известного предела, за которым лежит уже область заблуждений и возможных ошибок. Бывает, что именно она перерастает в тот консерватизм или ортодоксию, "правоверность", которые выполняют роль тормоза науки.

Так, приблизительно, получилось и в истории с таврами.

Дюбуа предположил, а раскопки подтвердили принадлежность каменных ящиков таврам. Но этим дело не кончилось. Вскоре к таврской культуре стали относить все большее и большее число памятников. Репников причислял к ним, помимо каменных ящиков, многие поселения, святилища, укрепления [37]. Но то, что сказано было им в порядке предположений, в дальнейшем, в работах других исследователей, приобрело уже утвердительную форму.

Например, очень многие крепости на Южном берегу на основании весьма шатких аргументов стали принимать за таврские укреплённые убежища. Когда же эти объекты были более подробно изучены, то выяснилось, что остатки оборонительных сооружений и жилые постройки в них принадлежат совсем другой эпохе — средневековью, и не таврам вовсе, а значительно более позднему, этнически смешанному, но в основе своей греко-византийскому населению. В общем, получилось так, что увлечение таврами не только затормозило исследование исаров, как памятников средневековья, но и не пошло на пользу изучению материальной культуры самих тавров.

начало::назад::страница_23::дальше

на верх страницы - на главную


   


Вернуться на портал "Киммерия"

© KWD 2002-2017 (при использовании материалов активная ссылка на сайт обязательна)
Администратор сайта - kimmeria@kimmeria.com

Яндекс цитирования