Большой топонимический словарь Крыма
Вернуться на портал "Киммерия"

 


 

Крымские путешествия - Чёртова лестница (Шайтан-Мердвен)

 

начало::страница_01::дальше
Глава первая - В земле обетованной

Брега Тавриды

В ЗЕМЛЕ ОБЕТОВАННОЙ. К югу от Симферополя весь горизонт перегорожен синеющей вдали Первой или Главной, грядой Крымских гор с отдельными более или менее высокими (до 1500-1550 м над уровнем моря) вершинами. Северный склон её покрыт дубовыми, грабовыми, буковыми лесами. Поверхность плато по большеи части травяниста, но есть участки, полностью лишённые растительности. Кое-где, в понижениях ютятся группы деревьев, кустарники. Это - яйлы (от тюркского "джай-ляу" - "летнее пастбище, летовка"). Они простираются от залива Ласпи почти до Судака. Ширина этих плоскогорий невелика, не более 20 км, в среднем же и того меньше.

С южной (точнее — юго-западной) стороны Главная гряда обрывается крутым, нередко вертикальным уступом. Это почти сплошная стена высотой от 200—250 до 500—600 м и больше. Ниже уступа местность представляет собой неширокий склон к морю, именуемый Южным берегом.

Скалы-отторженцы Адалары
Южный берег Крыма у посёлка Гурзуф (фото crimeatraveling.ru)

БРЕГА ТАВРИДЫ. Начиная изучение истории какого-либо народа, встречаем силу, которая держит а своих руках колыбель каждого народа, — природу его страны. Василий Ключевский

Идя к югу по Главной гряде, вдруг оказываешься на краю бездны и далеко внизу видишь изрезанную оврагами, загроможденную скалами и каменными развалами полоску земли, сплошь покрытую зелёным ковром лесов, кустарников, виноградников. А дальше — море, густая синева до самого горизонта. И над всем этим притягательным, обещающим необычное, неизведанное ландшафтом висит бездонной голубизны небо. Все пронизано ярким солнечным светом, воздух напоён запахами камня, травы, лесов, моря.

Если вы приближаетесь к Южному берегу по морю, то необычность рельефа поражает вас еще больше. Даль загорожена ослепительно-белым уступом Главной гряды, ниже которого крутой и зеленый склон спускается к лазурному морю. Все выглядит так, будто горы нависают прямо над берегом, и кажется, что на что на этой невероятной крутизне просто невозможно ни построить здание, ни проложить дорогу, ни разбить виноградник.

Однако это не так. Средний наклон Южного берега не больше 10—15°, а отдельные участки представляют собой как бы широкие полукотловины, хорошо орошаемые ручьями и родниками. Исстари Южнобережье славится своими виноградниками, садами, парками не меньше, чем целебным воздухом и живописными скалами. "Прекрасны вы, брега Тавриды..." В этой знаменитой строке из "Евгения Онегина" речь идет, конечно, о "брегах" южных, ни о каком другом месте так не скажешь.

На Южный берег ведут сейчас широкие шоссе, и весь путь, например, от Симферополя до Алушты занимает часа полтора езды в троллейбусе. Однако стало это возможным лишь в последние 10—15 лет. В начале нашего столетия на дорогу от Симферополя до Алушты уходило почти два дня, а в далеком прошлом добраться на Южный берег было совсем не просто.

В древности и в средние века Главная гряда служила не только климатическим барьером. Она более или менее надежно защищала Южный берег от вторжений кочевников, и история этого небольшого района несколько иная, чем степного, горного и даже юго-восточного Крыма.

Археологические памятники говорят об освоении Южного берега еще в неолите и энеолите, т.е. задолго до того, как в Северном Причерноморье появились поселения и города древних греков. Сохранились на побережье и памятники античного времени: таврские, древнегреческие, римские, но более всего оставила здесь следов эпоха средневековья.

В 1253 г. любознательный Гильом де Рубрук, монах-францисканец, направляясь королевским посланником к монгольскому хану Мункэ, проплывал мимо Южного берега, от Керсоны (Херсонеса, у нынешнего Севастополя) до Солдайи (Судака). В повествовании о своей миссии, которое и сейчас читается с большим интересом, ибо наполнено самыми разнообразными сведениями о виденных им в далекую от нас эпоху землях, Рубрук писал, в частности, что "между Керсоной и Солдайей существует сорок замков" [3].

Руины этих замков сохранились до наших дней. Они и остатки средневековых поселений представляют собой довольно обычные, многочисленные и подчас наиболее зримые памятники прошлого. Средневековые замки, укрепленные поселения, небольшие приморские крепости получили от татар название "исаров" (от "исар" — стена, крепость), но к татарскому периоду истории Крыма они не имеют ни малейшего отношения. Исары — это след дотатарского средневековья, когда вся южная часть горного Крыма — Таврикой назвали его древние греки — находилась в сфере влияния Византии.

Едва ли не все горные дороги, по которым мы попадаем сейчас на Южный берег, пролегали через Главную гряду и в средние века, и даже раньше. Часто это были только тропы, доступные пешеходу и коннику; по некоторым же из них, в местах наиболее широких и низких богазов (горных проходов, перевалов), шёл гужевой транспорт с Южного берега в загорную Таврику и обратно. Один из таких богазов — Шайтан-Мердвен, или Чёртова лестница.

 начало::страница_01::дальше

на верх страницы - на главную


   


Вернуться на портал "Киммерия"

© KWD 2002-2017 (при использовании материалов активная ссылка на сайт обязательна)
Администратор сайта - kimmeria@kimmeria.com

Яндекс цитирования