Большой топонимический словарь Крыма
Вернуться на портал "Киммерия"

 


 

Крымские путешествия - За перевалом перевал

 

начало::назад::страница_61::дальше::окончание

Хранитель вод (10)

Кое-кто считает, что незачем было двигать лес на яйлу. Достаточно и того, что прекращен выпас скота. А яйла могла бы послужить людям как сенокосное угодье. Теперь же, когда лужайки заняты рощами или испорчены плантажной вспашкой, засорившей поверхность камнями, сенокосный потенциал яйлы ничтожен. Ведь без механизмов, ручными косами много ли накосишь? Но вот уже охраняют лесники сенокосные поляны от туристов — чтобы не топтали. Пришло время. Придет, наверное, время, когда сенокосы, перепаханные в азарте лесопосадочного бума, попытаемся восстановить.

И все же при всей сложности проблемы леса на яйле, какими они ни получились, уже выполняют свою роль. Снег в них накапливается. Ими задерживается то, что теряется на безлесных пространствах — иней, изморозь, туман.

Но много ли влаги выдоишь таким образом? У науки есть данные, что до 15 тысяч кубических метров йоды добавляет К прямым атмосферным осадкам один лишь гектар горного леса! Максимально, известная для Крыма величина в в раз меньшая. Но и это не мало. Ради такой прибавки леса на яйле садить стоит.

Но ведь есть же все-таки и природный лес на яйлах! Буки выходят к самой кромке и даже на плато. Растут под прикрытием скал, в карстовых воронках. Есть и такие деревья, что шагнули на простор. Растут сосенки — крепенькие, коренастые, в одиночку выдерживающие и ветер, и снег, и засуху. Вот что говорит В. Г. Мишнев — профессор, доктор биологических наук, заведующий кафедрой ботаники Симферопольского государственного университета:

— Лес явно сам наступает на открытые пространства там, где ему не мешают. Бывшие сенокосные поляны, поля зарастают кустарниками и деревьями. На крутых склонах поселяются сосна, граб. Это заметно во многих местах. Лес явно продвигается выше. Но дубняки в иных местах буквально находятся на грани жизни или смерти. Старые деревья усыхают, они поражены вредителями или болезнями, в то время как молодая поросль слаба или ее нет вовсе. Конечно, место пустовать не будет.

Лес продолжит свою жизнь, но смена пород очевидна. Не все благополучно и с возобновлением бука. Молодой подрост и редок, и хил. Почему так? Бук в Крыму существует на пределе природных возможностей — сухо. Плодоносит не ежегодно. Буковые сеянцы обычно гибнут в летнюю сушь. В заповедных лесах их заедают олени. Если мы хотим иметь буковые леса и впредь — уже сейчас нужно позаботиться. У деградированных порослевых лесов будущего нет. Должна произойти их замена лесами семенными. Естественным путем она продлится бесконечно долго. Лесу нужно помочь. Работа в этом плане уже ведется. Проекты реконструкции наиболее изреженных дубняков уже имеются.

Но лес не только хранитель вод и животного мира — хранитель гор, земли хранитель. Вообще, любая растительность, и чем она гуще, тем лучше защищает почву от разрушения. Почву защищает густая трава. Но лес не имеет себе равных в этом деле. Кроны и ветви очень хорошо распыляют хлесткие и тяжелые струи ливней, способные размолотить ничем не прикрытую почву и унести ее в реки. Лесная подстилка тоже надежно защищает почву от смыва. Поэтому лесо-посадочные работы проводятся с почвозащитной целью. Особенно этб касается крутых склонов, лишенных дернины. Там почва обнажена, размывается дождями, развевается ветрами.

На мергелистых, глинистых и сланцевых склонах, расположенных в зоне меньшего увлажнения (на яйлах осадков больше, чем у подножия гряд), иссушаемых солнцем (особенно южных склонов), рост растений затруднён. Склоны тут практически лишаются почвенного слоя, коренная порода крошится. Если склон круче 30 градусов — он все время осыпается, у его подножия накапливается много рыхлого каменного и щебенистого «мусора». Эти гравитационные (скатившиеся под действием силы тяжести) накопления лежат годами.

Достаточно бывает сильного ливня, как масса грязи, щебня, камней скатывается по руслу реки или оврагу, все сметая на своем пути, все заваливая. Говорят: прошел сель. В Крыму они не редкость. Однако катастрофические бывают к счастью л-ишь иногда. В том-то и коварство крымских рек, что десятилетия, столетия имеют мирный вид, люди поколениями привыкают к их безмятежности, безопасности, теряют осторожность, ставят дома у сухих или почти сухих русел, прокладывают дороги. Но однажды случается беда, приходит расплата за безмятежность. Сель опаснее наводнения. Он неожиданнее, чем наводнение, и разрушительнее.

Крымские сели не идут ни в какое сравнение со среднеазиатскими или кавказскими. Но неприятностей от них достаточно. Сносятся мосты, хозяйственные постройки, дамбы, гибнут виноградники.

Гибнут люди. В 1967 году по сухому руслу речки Кутлак, протянувшемуся меж виноградников южнобережного совхоза «Веселое», ехал автобус. Кроткий нрав речки был всем известен, ее прямое русло поровняли грейдером, превратили в дорогу. Дорога исправно служила людям не один год. Над горами висели тучи — там шел дождь. На Одной из балок в верховьях Кутлака был устроен пруд. Ливень прошел именно там. Вся масса воды вместе с горным мусором, скопившимся на дне оврагов, прорвала этот пруд и покатилась по руслу реки к морю.
Автобус из русла выбраться не смог.

И речки, и овраги требуют к себе серьезного отношения. Селеопасны все сланцевые склоны. Но посадить лес на них не всегда возможно. Трактор-террасер проходит далеко не везде.

начало::назад::страница_61::дальше::окончание

на верх страницы - на главную


   


Вернуться на портал "Киммерия"

© KWD 2002-2017 (при использовании материалов активная ссылка на сайт обязательна)
Администратор сайта - kimmeria@kimmeria.com

Яндекс цитирования