Большой топонимический словарь Крыма
Вернуться на портал "Киммерия"

 


 

Крымские путешествия - За перевалом перевал

 

начало::назад::страница_54::дальше::окончание

Хранитель вод (03)

Мысленно взобравшись на яйлу, попробуем спуститься к морю по южному склону. У кромки будет все знакомо: тот же бук, те же сосны, правда, они многочисленнее и все больше селятся на солнечных местах, буки же прячутся в ущельях, где не так жарко и сухо.

Ниже их сменяют дубняки. В полосе меж Симеизом и Алуштой выделяется пояс сосново-дубовых и сосновых (сосна Палласа) лесов — первое значительное отличие от северного склона.

Чем ниже, тем меньше сосны среди зарослей пушистого дуба. Зато на скальных местах появляются необыкновенного вида корявые деревца с глянцевыми крупными листьями и красной (кроме июня — июля) корой. Это земляничник мелкоплодный — вечнозеленое дерево, местный старожил, обычное для средиземноморских земель дерево. Тут и там ветре -аются будто бы приземистые островерхие деревца, похожие на молодые сосенки. Но вблизи видим, что это не сосны и не елки, а скорее всего кипарис, туя или можжевельник. Так и есть — можжевельник, только можжевельник древовидный. Официальное его ботаническое название можжевельник высокий. Его территория — от Кара-дага до мыса Фиолент. Встречается одиночно и рощами. Как и тис, земляничник, так и можжевельник высокий — посланец доледниковых эпох, реликт...

Некогда можжевеловые леса были распространены широко. Но со временем и не без помощи человека стали исчезать, сохранившись лишь в местах сухих, каменистых, для иной растительности, даже для дуба пушистого, не подходящих. Древесина у можжевельника высокого очень вязкая и «жилистая», гниению не поддающаяся. Его охотно использовали для строительства и других целей. Можжевеловые балки до сих пор еще лежат в средневековых стенах.

Рощи древовидного можжевельника встречаются и на северных склонах гор: у Балаклавы, Севастополя, в долине реки Черной, на склонах Западного Кара-дага, в окрестностях села Соколиного, даже у Чатыр-дага...

Верный спутник можжевельника высокого — дикая фисташка. Правда, фисташка более теплолюбива и потому на север не забирается (хотя встречается и в окрестностях Севастополя, Бахчисарая и неподалеку от Старого Крыма). Фисташку так же успешно извел человек, заготавливая из века в век для своих нужд.

А вот другой теплолюб: железное дерево (каркас), не образуя зарослей, расселился по Горному Крыму шире. Мало того, что его можно встретить в скалах южного склона — он попадается и в ущельях Внутренней и Внешней гряд. Самая северная его находка — Красная балка в массиве Ак-кая. Тут в тесных расселинах известняка, среди боярышников, вязов, дубков, дикого винограда растут и деревца каркаса (кстати, у него совершенно съедобные ягодки, вкусом и консистенцией напоминающие... финики), в нишах скал — естественный огород: дикая спаржа, дикий лук, чеснок... Оазис.

Кстати, наличие в горах, даже на северных их склонах, теплолюбивых реликтовых растений усложняет нам реставрацию геологического и климатического прошлого гор, то ли исключая значительное оледенение и тундру, вконец запутывая пути послеледникового движения флоры, то ли утверждая недавнее существование Понтиды. Как видите, весь крымский лес с яйлой — сплошная проблема. Приходится слышать разочарованные и высокомерные реплики северян по поводу наших лесов. Мол, и не лес это вовсе, а так — одно недоразумение. Вот в Подмосковье (или в Ленинграде, Свердловске, Новосибирске, Хабаровске) — лес!

Дорогие наши гости, вы же судите о крымском лесе, не ступив дальше обочины Симферополь — Ялтинского шоссе! И если у вас будет терпение дочитать эту главу до конца, вы убедитесь, что лес в Крыму самый настоящий.

Да — в иных местах деревья низкорослы, рахитичны. Ведь лес-то по долинам у дорог порослевый. Его всегда тут жгли под пашню, рубили на строительство, на дрова...

К тому времени, когда тут объявились эллины, а потом римляне, леса Ливана, Греции уже были сведены, а потребность в строевой древесине все возрастала. Вот и плыл Понтом Эвксинским вместе с зерном в метрополии и крымский лес. Лес плыл и в средние века, особенно из восточной части южнобережья, из районов, подвластных генуэзцам.

Древесина ценных пород шла и на север. Кто знает, не из крымского ли тиса точили новгородские мастера нарядные кубки для «зелена вина», не из крымских ли пахучих кипарисов строгали коро-мыслица, которыми щеголяли русокосые красавицы, неся воду из Волхова-реки...

начало::назад::страница_54::дальше::окончание

на верх страницы - на главную


   


Вернуться на портал "Киммерия"

© KWD 2002-2017 (при использовании материалов активная ссылка на сайт обязательна)
Администратор сайта - kimmeria@kimmeria.com

Яндекс цитирования