Большой топонимический словарь Крыма
Вернуться на портал "Киммерия"

 


 

Крымские путешествия - За перевалом перевал

 

начало::назад::страница_38::дальше::окончание

В царстве Гипноса (02)

Вообще, в Горном Крыму естественных пещер немало. Есть они в окрестностях Севастополя и Симферополя. Но с дорог практически не видны. Ак-кая в этом отношении феномен. Недаром ее название переводимое обычно, как Белая скала (дословно), еще вполне переводимо и как «открытая скала». В данном случае имеется в виду не столько ее открытое месторасположение, сколько вскрытость недр.

Итак, пещеры в Крыму не редкость. И это широко отражено в топонимике: тешик, делик (дыра, нора, брешь). Особенно великолепные гигантские зияющие в обрывах пещеры есть на южном склоне Главной гряды, в окрестностях Алупки, Симеиза: Мисхорская, Висячая, Медовая... Медовая видна с шоссе Ялта — Севастополь у горного прохода Шайтан-мердвень. Арка ее входа имеет высоту 35 метров!

Пещеры есть в толще всех трех гряд. Но всех более источена пустотами Главная гряда —до 3% объема известняков (в эту цифру входят и всякие недоступные каверны и микротрещины).
Пещеры, точнее, пустоты, есть практически во всех породах: конгломератах, вулканических туфах, в магматических породах, даже в мергелях и глинах. Но в известняках их более всего. Тип, размеры, конфигурация полостей разнообразны, прихотливо их размещение по рельефу.

Огромны скальные навесы и гроты Внутренней гряды. Приурочены они к долинам рек, ущельям, балкам. Просторные залы скрыты в недрах яйл. Вообще, яйлинские нагорья пронизаны разветвленной сетью вертикальных колодцев, наклонных штолен, горизонтальных туннелей. С поверхностью пещеры сообщаются или обширными воронками, как Бездонный колодец на Чатыр-даге, или незаметными щелями. Вход в иные пещеры подобен порталу тоннеля — Длинный грот на Чатыр-даге, пещера Карань (тьма) на Караби у горы Иртыш (зуб земли).

Тут пришла пора поговорить вот о чем.

Полости в толще горных пород возникают по разным причинам. Тектонические или там обвальные трещины пещерами называть не приходится. Пустоты часты в вулканических породах. В лавах всегда содержится определенное количество газов. Часть их выделяется при извержении в атмосферу, часть же остается в толще в виде малых и больших пузырей. Вот вам и пещеры. Иногда в затвердевших толщах вулканических пород полыми остаются каналы, по которым разливалась жидкая лава. Такие пустоты порой достигают многокилометровой длины. Но это мировые феномены. В Крыму подобных нет. Вулканические пещеры Крыма невелики и представляют собой ниши и гроты.

Толщи лав порой похожи на окаменевшее, изрядно пригоревшее, даже обуглившееся, плохо вымешанное тесто, тесто, сбежавшее из огромной квашни. Когда-то оно, перелившись через край кратера, катилось по склону, остывая и загустевая, все больше замедляя свой ход. Так и видится, как оно сползает по прежним, уже остывшим пластам, перемешивается, слипаясь и растрескиваясь. Оно еще вязкое, но уже крошится, отдельные комья его уже переслаиваются рыхлым ржавым прахом. Внутри этого крутого мессива остаются пустоты. Не раз лава катилась по лавам, толща получалась слоистой. Так выглядят лавы в окрестностях знаменитого кавказского Казбека. Почти так же выглядят они в окрестностях Кара-дага и мыса Фиолент.

Вулканические пещеры суровы и ужасны. Это совсем хаотические пустоты в совершенно хаотической массе, «украшенные» похожими на огромные буханки хлеба растрескавшимися глыбами, лежащими на полу; волокнистыми «сталактитами», свисающими с кровли; фантастических форм желваками; ощерившиеся острыми, как оплавленное стекло, когтями и клыками.

Кажется, невозможно войти под эти своды, невозможно повернуться, поднять головы под их враждебной сенью, чтоб в тебя не впились, чтоб тебя не растерзали все эти острия и крючья. Все это так первозданно, так далеко от человека, от его тепла, ранимости, округлости! Но оказывается, что среди этого адова оскала издавна живет человек, приспособив извергнутые недра под жилье, сараи, кельи, поселив в них и тело свое, и душу.

В Крыму столь грандиозных и выразительных сооружений нет. Пещеры и Кара-дага, и Фиолента не столь дики, ветер и вода поработали над ними, пошлифовал и почистил их морской прибой. Но они так же мрачны и темны, как и следует им быть.

Ветер и вода. Многие скальные гроты и навесы образованы обыкновенным выветриванием. Намокая и высыхая', замерзая и оттаивая (а в Крыму за зиму случается до сотни таких превращений!), порода разрушается, шелушится, осыпается песчинками. В менее плотных местах появляются углубления в виде отдельных нор, сот или обширных навесов. Текут по долинам реки, проносятся по балкам ливневые и весенние потоки, подтачивая склоны, вымывая в них, высверливая ниши и углубления.

Но самые, пожалуй, грандиозные и неожиданные результаты дает тихое явление химического растворения пород дождевой и снеговой водой. Работа медленная и кропотливая, протекающая скрыто во мраке недр или явно при свете дня. На земле нет минералов, нет горных пород, которые бы хоть в самых малых количествах не растворяла вода. Но более всего в этом отношении ей подвластны толщи каменной соли (которые иногда слагают целые плато и горы), гипса), известняков, доломитов и т. п.

начало::назад::страница_38::дальше::окончание

на верх страницы - на главную


   


Вернуться на портал "Киммерия"

© KWD 2002-2017 (при использовании материалов активная ссылка на сайт обязательна)
Администратор сайта - kimmeria@kimmeria.com

Яндекс цитирования