Большой топонимический словарь Крыма
Вернуться на портал "Киммерия"

 


 

Крымские путешествия - За перевалом перевал

 

начало::назад::страница_26::дальше::окончание

...Объять необъятное (09)

Не забылись имена стахановцев довоенного Крыма: рабочие-строители Тайганского водохранилища Т. Л. Мардасова, М. Г. Рубан; механизатор МТС С. Сеттаров в два-три раза перевыполняли производственные нормы; специалист-ремонтник Старокрымской МТС С. Е. Мазин работал одновременно на нескольких станках...

За те годы построено много заводов, наладился быт, открывались все новые и новые санатории, ликвидирована малярия, холера и другие болезни. Росло население степи и предгорных долин. С 1924 года в Крым потянулись переселенцы с Украины и Белоруссии. Рядом с русскими, татарскими, болгарскими и другими селами появились села еврейские. В обустройстве переселенцев-евреев активное участие принимало американское общество «Агро-Джойнт». Росли и укреплялись международные связи Крыма. В Крыму работали иностранные специалисты — из Турции, например.

Рядом с приобретениями были в те годы потери. Сталинские репрессии отняли у соднгчной земли ее лучших сыновей, честных граждан: ученых, деятелей культуры, журналистов, не вписавшихся в новую обстановку. С середины двадцатых годов усердно затаптывалась ее самобытность, много погублено памятников культуры, порушено святынь.

Прихотливо лепятся по склонам виноградники. И среди них те самые, что дают лучшее в мире десертное вино «Мускат белый Красного камня». И саму скалу Красный камень можно различить с подоблачной высоты. Рядом с этой скалой некогда стояла другая — Серый камень. Но разбили ее на щебенку наши решительные строители. Не усомнившись, именно таким образом заставили красоту служить делу восстановления разрушенной войной экономики. Наверное, иного выхода не было. А уже в наше время стараниями недалеких чиновников были заброшены и стали зарастать бурьянами знаменитые виноградники. Осиротело тысячелетнее крымское виноградарство. Исчезло с магазинных прилавков вино «Мускат белый Красного камня» — слава крымских виноделов. Так в Крыму решили было бороться с алкоголизмом.

У подножия Аю-дага красуются дворцы военного санатория им. Фрунзе. Бывший рыбацкий поселок носил звучное, прекрасное имя Партенит. Но теперь называется Фрунзенское.

Стараниями Министерства обороны, получившему в Крыму неограниченную власть, с карты Крыма исчезли такие названия, как Георгиевский монастырь, монастырь Кизил-таш, урочища Янтык, Кая-арасы... Причем не просто исчезли названия, но изуродованы сами урочища, горы, ущелья, исторические и природные памятники, Рвением Министерства строительных материалов, министерств черной металлургии и химической промышленности изуродованы, срыты целые горы и даже горные гряды.

Такая судьба чуть было не постигла и знаменитый Аю-даг — символ Южного берега Крыма. Его чуть было не продали одной инофирме, предлагавшей наладить тут добычу на вывоз прекрасного строительного и отделочного камня. Но хватило благоразумия и мужества отказать — а было это еще в двадцатых годах. Молодая нищая страна могла бы и не устоять перед искушением.

Зато гремит карьер Шарха. Его видно с Бабугана. Везут щебень с Южного берега за пределы Крыма и автомобилями, и баржами...

И Красный камень, и Аю-даг, и скалы Адалары, и гора Пара-гильмен, и водопады Головкинского, и Чатыр-даг, и Ай-Петри, и Большой каньон, и...— все это теперь официально значится памятниками и заказниками, охраняемыми законом. В Крыму более трех с половиной тысяч памятников природы, истории, культуры... И могло бы быть гораздо больше.

На Аю-даге и у его подножия издавна жил человек. А что касается самого топонима, то тут нет единого мнения среди специалистов. Его вполне можно рассматривать и как испорченное Ай-даг (святая гора), тем более, что есть основание: на вершине этой горы в средние века существовали укрепления и культовые сооружения.

Впрочем, начисто отвергать прямое толкование топонима было бы опрометчивым. Ну почему же не «Медвежья гора»? Топонимы, содержащие слово «Аю» (медведь), в Крыму не такая уже редкость: Аю-кая, Кучук-аю, Аю-тешик... Медвежьи скалы, медвежьи дебри существовали в Крыму реально — медведь водился в здешних лесах вплоть до XVIII века. Но в случае с «Аю-дагом» — топоним этот несомненно отражает именно факт внешнею сходства горы с лежащим медведем. И это обстоятельство не могло быть не замечено людьми еще в глубокой древности. И я не удивлюсь, если когда-нибудь на Аю-даге археологи обнаружат капище племени, поклонявшегося медведю. Ведь нет сомнения и в том, что Кизил-кая (красная скала) на Черной речке или Кизил-коба (красная пещера) получили свое имя за красноватый цвет известняков, а небольшой мыс в окрестностях поселка Фрунзенского Кучук-аю (маленький медведь) наречен так за то, что и он, подобно Аю-дагу, имеет медвежью внешность, но миниатюрен по размерам.

А вот насчет топонима Кок-кая (синяя скала), что в окрестностях села Синекаменки, дела обстоят сложнее. Цвет этой скалы действительно чаще всего синий, как и любой другой достаточно удаленной от наблюдателя вершины, и в отношении цвета ничего замечательного эта скала собой не представляет. Замечательна как раз ее форма. Возвышаясь на вершине лесистого хребта, «камень» поразительно похож на недостроенную скирду. И тем не менее это обстоятельство никак не отразилось в ее названии (хотя партизаны звали ее «скирдой»). Однако существуют сведения, что в окрестностях Синей скалы есть проявления лазурита. Не в этом ли корень загадки топонима?

начало::назад::страница_26::дальше::окончание

на верх страницы - на главную


   


Вернуться на портал "Киммерия"

© KWD 2002-2017 (при использовании материалов активная ссылка на сайт обязательна)
Администратор сайта - kimmeria@kimmeria.com

Яндекс цитирования