Большой топонимический словарь Крыма
Вернуться на портал "Киммерия"

 


 

Крымские путешествия - За перевалом перевал

 

начало::назад::страница_22::дальше::окончание

...Объять необъятное (05)

Вновь объявившиеся собственники в своих новых владениях заводили порядки в подражанье Ницце и Ривьере, своим земельным участкам, домам, дачам, виллам давали имена мифологических персонажей, названия ближнего населенного пункта, скал, гор, ручьев. Многие урочища уже имели названия — новые владельцы сохраняли их: звучали они экзотически. Так дошло до нас слово «Ливадия». Лужайка (так переводится с греческого это слово) служила пастбищем и сенокосом жителям греческой деревни Аи-Ян. После присоединения Крыма к России владельцем участка стал некто Д. Ревелиоти, командир греческого Балаклавского батальона, действовавшего в русско-турецкой войне на стороне русских. Он-то и дал местности такое название. В 1834 году Ливадию приобрело удельное ведомство для царской семьи. Построен дворец, с 1866 года ставший летней резиденцией царя.

Северо-восточнее современного шоссе на Ангарском перевале в лесистой седловине стоит белокаменный обелиск. Общепринято считать, что он поставлен в честь открытия движения по почтовому тракту Симферополь — Алушта (строился в 1824—1826 годах). Однако есть письменные сведения, что металлические доски с надписями о строительстве и строителях тракта установлены на обелиске позже. Сам же обелиск воздвигнут был в память о таком событии, как посещение царем Александром I этих мест.

На скале возле Ай-Петринской метеостанции оборудована видовая площадка — это тоже монумент дорожным строителям: скала носит имя инженера-дорожника Шишко.

В 1837 году дорога достигла Ялты, а Ялты было всего-то 30 дворов! И, пожалуй, только благодаря тому, что Ялта с ее окрестностями так полюбилась имперским тузам, эта самая Ялта, золушка, замухрышка среди чужого великолепия, нищенка на расточительном балу природы стала расцветать и хорошеть.

Во всяком случае местность восточнее Алушты, не попавшая в поле зрения отцов губернии и курортных предпринимателей, еще долго оставалась заброшенной, глухой и темной.

Ялтинское побережье, горные склоны стали застраиваться частными гостиницами, пансионами, курзалами, казино, ресторанами. Ялта стала превращаться в коммерческий курорт.

Обнаружились лечебные свойства Южнобережья. Молва о Ялте-исцелителънице мало-помалу распространилась среди русской общественности. На юг потекли легочные больные. Они уповали на тепло южного солнца, стерильную чистоту моря, напоенный пыльцой и ароматами горных трав и хвойных лесов воздух. Этот воздух — главный лечебный ресурс Ялты. И он действительно помогал больным.

Но Ялта этим несчастным людям могла предложить лишь случайный ночлег, голодное существование и вопиющую антисанитарию. Лечебный потенциал модного курорта для избранных был низок и примитивен. На свой страх и риск, на пожертвования и собственные сбережения работали врачи-подвижники: С. П. Боткин, В. Н. Дмитриев, затем Ф. Т. Штангеев, С. Я. Елпатьевский...

Ни клиник, ни санаториев, доступных бедноте, не существовало. Дворцы и гостиницы, богатые дачи среди небеленых сакель и скромных построек, в каких жило простонародье, выглядели как нарядные прогулочные корабли среди убогих рыбачьих лодок и фелюг. Жизнь трудового населения и тут, в райском уголке, не отличалась ни достатком, ни счастьем.

...Более-менее удобным для жизни ЮБК стал лишь в наше время: появились дороги, электролинии, водопроводы, канализация, газ и многие из коммуникаций, без которых немыслима жизнь современных городов и поселков. Собственно Ялтой еще перед войной была лишь территория у морского порта — Поликуровского холма. А теперь границы Ялты шагнули высоко в горы к горной деревне Ай-Василь (Васильевка) и даже выше горы Дарсан.

От Фороса до Феодосии стоят у моря и на склонах гор новые пансионаты, санатории, похожие на дворцы. (Число курортных заведений перевалило за 500). А бывшие дворцы стали музеями. В профсоюзных и ведомственных здравницах, курортных поликлиниках ежегодно укрепляют свое здоровье сотни тысяч советских граждан. Нравится Ялта и зарубежным гостям.

И Ялта, и весь Южный берег стали настоящей народной лечебницей.

Своим же существованием, климатом, целительными свойствами своей природы Южный берег обязан сколько морю, столько же и Главной горной гряде, мощной стеной заслоняющей побережье от сурового дыхания севера. Высота этой стены внушительна: в интервале Симеиз — Алушта 1100—1500 метров.

Самая возвышенная часть Главной гряды — нагорье Бабуган (Баба-хан можно перевести с тюркского как двор, обиталище отца, предка). У подножия нагорья в дремучих лесах темного ущелья некогда находились владения Косьмо-Демьяновского монастыря. Он возник у источника Савлук-су (здоровая вода), с дотатарских еще времен слывшего целебным. Источник, скрытый от посторонних глаз стенами часовенки, бурлит и по сей день. А что касается монастыря, то его давно нет. Вначале он был мужским, но нравственность здешних монахов была на такой «высоте», что стала предметом анекдотов и прибауток для всей округи, И вот церковные власти решили мужской монастырь ликвидировать, а на его месте учредили женский, который прекратил свое существование лишь в годы Советской власти. Кстати, в эти же годы в горно-лесном Крыму упразднено более десятка монастырей и скитов.

начало::назад::страница_22::дальше::окончание

на верх страницы - на главную


   


Вернуться на портал "Киммерия"

© KWD 2002-2017 (при использовании материалов активная ссылка на сайт обязательна)
Администратор сайта - kimmeria@kimmeria.com

Яндекс цитирования