Большой топонимический словарь Крыма
Вернуться на портал "Киммерия"

 


 

Крымские путешествия - За перевалом перевал

 

начало::назад::страница_20::дальше::окончание

...Объять необъятное (03)

А как же «ялос»? Приглашаю к поиску и размышлению. В античные времена южная кромка полуострова звалась Херсонесом скалистым.

Страбон утверждал, что эллинские мореходы пересекали Поит с юга на север, не теряя берег из виду, от мыса Карамбия (побережье Малой Азии) до Криу Метопона (побережье Таврики). Некоторые исследователи античный Криу Метопон (греч.— бараний лоб) отождествляют с Аю-дагом (Медведь-гора). Действительно, можно допустить, что Аю-даг похож не только на медведя, но и на баранью голову. Однако, чтоб страбоновские мореплаватели могли увидеть гору на расстоянии, когда за кормой еще маячил анатолийский берег, высоты Аю-дага (565 м) маловато — Криу Метопон должен был быть вдвое выше.

В древних лоциях-периплах тоже есть упоминание о горе Криу Метопон, стоящей между гаванями Лампада и Символа (Малый маяк и Балаклава). Указанное расстояние меж ними таково, что горой Бараний лоб можно считать или мыс Ай-Тодор, или Ай-Петри, или гору Кошка.

Но, сопоставив разные сообщения, приходим к выводу, что горе Криу Метопон может соответствовать только Ай-Петри (1233 м). В самом деле, эта рогатая гора чем-то напоминала эллинам барана. А может даже дело и не в эллинах... Но об этом позже.

Водораздельная линия Главной гряды осложнена боковыми ответвлениями — хребтами второго порядка: короткими в сторону моря (такими, как Иограф, Пендикюль, Картис-кыр и другие) и довольно протяженными и сложными с материковой стороны, тянущимися на несколько десятков километров вплоть до куэст Внутренней гряды (такими, как Кокия-бель, Биюк-сенон, Басман, Синаб-даг, Куртлер и др.). Восточная часть гряды от Чатыр-дага и особенно от Караби очень усложняется. Тут хребты ветвятся еще более и порой трудно разобраться в их запутанных узлах и системах.

Основные природные ценности Крымских гор приурочены к Главной гряде. Вообще, Главная гряда — это целый комплекс ландшафтных, геологических, ботанических, исторических, археологических, как чисто научных, так и имеющих практический интерес феноменов. И хозяйственное, и познавательное значение их огромно. Тут можно изучать многие естественные, географические дисциплины, вести огромную просветительную, популяризаторскую работу с минимальными затратами — все доступно, все под рукой, все обжито, нет недостатка в дорогах, в кадрах. Это весьма существенно. Ценны рекреационные достоинства Главной гряды. Особенно ценны они в сочетании с теплым морем.

Склон, обращенный к Черному морю, вернее, не весь склон, а нижняя треть его, носит название Южного берега Крыма. Этот берег, эта узкая полоска суши в 3—12 километров шириной, не очень, кстати, удобная, даже прямо сказать — не удобная для заселения и застройки жильем, производственными комплексами, потому что представляет собой довольно крутой склон, вдобавок еще перепаханный долинами, ущельями, оврагами (более пересеченную, труднодоступную местность трудно себе вообразить!), эта полоска и является на сегодняшний день, да и навсегда, главной драгоценностью, главным украшением Крыма.

Многим мои слова могут показаться странными. О чем разговор? Из аэропорта в Симферополь или с железнодорожного вокзала мы едем в Алушту, Ялту, Алупку в легковых автомобилях, в автобусах, в троллейбусах, живем в приличных гостиницах, санаториях, домах отдыха или снимаем «угол» в частном доме в живописных, многолюдных городах, поселках, спим, едим, весело проводим время.

А я толкую о неудобстве и недоступности.

ЮБК издревле был заселен слабо, во всяком случае слабее, чем северные склоны и долины. Да и как могло быть иначе? Посудите сами. При ужасающей сложности рельефа (а это заметно даже неискушенному глазу) — заросли кустарников и лесов, оползни, обвалы, половодья.

Чтоб проложить, не говорю о дорогах, вьючную тропу, необходимы огромные лесоповальные (а лес был не то, что сейчас, и породы крепкие: дуб, кева, можжевельник — железо не берет, разве что жечь!), корчевальные, земляные (да какая тут земля — сплошная скала!) работы. Необходимо строить если не мосты, то переправы через ручьи и речки. Расстояние в 2—3 километра по прямой из-за всех прихотей рельефа превращалось в головоломный серпантин пяти — семи километров длиною.

Чтоб поддерживать эту тропу в нормальном состоянии, за ней нужно следить, ее нужно ремонтировать, восстанавливать после каждого дождя, ливня, снегопада (еще какие снегопады бывают!), после каждого схода полой воды по ручьям, оврагам, речкам. Дороги были очень дорогим удовольствием. И вполне понятно, почему их не было.

Недаром римляне, желая закрепиться в этих отдаленных краях, начали свою деятельность не только с возведения укреплений, но и с постройки хороших дорог.

Так вот, вплоть до присоединения Крыма к Российской империи ЮБК был практически лишен хороших колесных путей. Связь между селениями, лепившимися на склонах и террасах поближе к воде, осуществлялась морем. А берега тут крутые, часто неприступные, открытые ветрам и волнам, море неспокойное, глубокое. Так что плаванье на долбленках или еще каких-то «судах» местного производства — дело рискованное и небезопасное. При отсутствии достаточных транспортных коммуникаций местность густозаселенной и цветущей быть не может.

начало::назад::страница_20::дальше::окончание

на верх страницы - на главную


   


Вернуться на портал "Киммерия"

© KWD 2002-2017 (при использовании материалов активная ссылка на сайт обязательна)
Администратор сайта - kimmeria@kimmeria.com

Яндекс цитирования