Большой топонимический словарь Крыма
Вернуться на портал "Киммерия"

 


 

Крымские путешествия - За перевалом перевал

 

начало::назад::страница_19::дальше::окончание

...Объять необъятное (02)

В Крыму очень распространены останцевые столовые формы гор, когда вместо ярко выраженного скального пика или округлого «темени» вершина представляет собой плоскость, плато. В иных случаях плато действительно бывает плоским, в других оно лишь менее изрезано и расчленено, чем окружающий ландшафт. Таких плато много в центральной и в западной части Главной гряды. Таким плато и является трапециевидный Чатыр-даг. И это единственный пример, когда плато настолько компактно, что смотрится целиком, как отдельная гора, и таковой считается. Остальные же плато имеют столь причудливые и протяженные очертания, так слабо выделяются в общей массе гор, что о них знают лишь специалисты да записные краеведы.

Хребет от массива Бабуган до седловины Байдарских ворот по сути является единым сплошным плато, хотя территориально делится исследователями-географами на Бабуган-яйлу, Гурзуфскую, Никитскую, Ялтинскую, Ай-Петринскую, Байдарскую яйлы. (Некоторые авторы Байдарскую и Гурзуфскую яйлы не выделяют). Да и сам Чатыр-даг не столь уж простой пример, поскольку представляет собой массив из двух разновысоких плато.

Тут впервые упомянут термин «яйла». Слово «яйла» можно встретить в Турции, в Болгарии, «яйлю» — на Алтае. Означает оно безлесную возвышенность (плато); каменистую поросшую травой и кустарником пустошь; теплое удобное для содержания скота место, а то и просто пастбище. На Крымских яйлах действительно издавна выпасали скот.

Но крымские, истые чабаны называют летние пастбища словом «джайлява». Оно (джайляу, джайлоо, джайла) очень распространено среди северных тюрков и означает лишь одно — летнее пастбище. «Джайлявой» в Крыму называют целинное пастбище, достаточно удаленное от жилья, на невысоких буграх Тарханкута, на куэстах и останцах Бахчисарая, на склонах и вершинах окрестностей Судака, на плоскогорьях Ялты. Словом «яйла» географы, натуралисты, перво-исследователи Тавриды (Таврида, Таврия — так стали называть Крымский полуостров, а затем и Северное Причерноморье в России с XVIII века) обозначали раньше приморский хребет, окаймляющий Южный берег Крыма в тех границах, в каких его выделяли в те времена — от Фороса до Алушты. Изначально же «яйлой» называли амфитеатр ялтинских гор. В изданиях прошлого века можно встретить иллюстрации (фотографии, зарисовки), изображающие известняковые обрывы над Алупкой, Ялтой, с надписью: «Обрывы Яйлы» или «Яйла» — термин «Главная гряда» принят не так давно.

Теперь яйлами обозначают плосковершинные горные массивы, целые нагорья, орографически и морфологически входящие в состав Главной гряды.

Помимо названных яйл .существуют еще: Демерджи-яйла, Долгоруковская яйла с Тырке, Караби-яйла с Кара-тау. Кроме того, отдельные небольшие плато именуются сыртами (сырт — спина — распространенный термин), самое значительное из них Орта-сырт (между Долгоруковской яйлой и Караби). Есть еще Узун-сырт севернее Планерского. Эти яйлы вместе с Чатыр-дагом составляют группу восточных яйл, которые сильно разобщены речными долинами и ущельями. Но почему же все-таки «яйла», а не, скажем, «джайла»! Самое простое объяснение — слово «яйла» пришло в Крым из Малой Азии. Действительно, после захвата Крыма турки охотно селились в южной части полуострова.

Но тем не менее эта версия мне не кажется убедительной. Несомненно, топоним «яйла» впервые услышан из уст жителя окрестностей Ялты. Вплоть до конца XVIII века основное население этих мест говорило по-гречески. С какой бы это стати грекам в качестве топонима для местности, которую обжили давно, брать слово из пришлого чуждого языка? У местных жителей должен быть свой топоним, обозначающий южнобережный хребет, притом к скотоводству не имеющий никакого отношения. Древние скотоводы скот на плато пасли. Но занимались этим преимущественно жители северных склонов, нежели «поморы» — с севера яйлы доступнее, и образ жизни населения северных долин всегда испытывал влияния скотоводческой равнины. Напротив, жизнь побережья была крепче связана с морем. Да и в Ялту попадали чаще всего морским путем.

Существует мнение, что «Ялта» — это искаженное новогреческое «ялос» — берег. И если это так, то почему «ялос» — только суша у кромки вод? Я думаю, так вполне могли называть всю громаду прибрежных гор, встающих далеко на горизонте, проступающих сквозь влажную морскую дымку. Так могли воскликнуть греки-мореплаватели, увидев сияющие обрывы приморского хребта: Берег! Так кричали рыбаки, унесенные бешеным северным ветром (подобным новороссийскому «боре») в открытое море и уже было распростившиеся с жизнью: Берег! Ялос!

Почему бы не допустить, что слово «яйла» происходит от «ялос». Греческое слово могло быть испорчено или заменено (но уже по созвучию) другим словом, близким и понятным новым владельцам территории — туркам.

Хотя и тут не все гладко. На крымскотатарском «ялыда» означает «побережье», на туркменском «ялчы» означает плосколежащую скалу, кроме того, «Ялти» — название тюркского племени. Слова эти созвучны между собой да и смыслом как-то связаны и вполне могут быть первичной, отправной формой слова «Ялта».

Но известны варианты «Ялты», такие, как средневековые Джалита, Ялита и значительно более древние Гиалита, Эгиалита.

начало::назад::страница_19::дальше::окончание

на верх страницы - на главную


   


Вернуться на портал "Киммерия"

© KWD 2002-2017 (при использовании материалов активная ссылка на сайт обязательна)
Администратор сайта - kimmeria@kimmeria.com

Яндекс цитирования